Cлова на букву "S"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1SAAROW
1SAC
1SACRUM
1SAINT
1SAINTE
1SALE
1SAN
1SANCTUM
5SANS
3SANTO
1SARAGOSSA
1SAT
3SCHULTZ
1SCOTT
1SEASON
1SEC
1SECRET
1SENS
1SERGE
2SERIA
9SES
1SET
1SEX
2SIC
2SICH
1SIE
1SIECLE
1SILE
1SIMILE
1SIN
4SINE
1SIREN
1SIS
3SIX
1SLAVE
1SMILE
2SOCIO
1SOLO
4SON
1SONT
1SOPHIE
2SPECIE
3STA
1STAR
1STATUS
1STEAMER
1STEFANO
1STEIN
1STEPHAN
2STIGMATA
2STILL
1STIR
1STRANGULATION
2STRICKEN
1STUART
1STURM
1STUTTGART
3STYLE
2SUB
1SUI
1SUM
1SUMMER
1SUO
3SUPER
1SUPREME
13SUR
1SUS
1SUSPEND
2SWEET

Несколько случайно найденных страниц

по слову SUR

1. Учители учителей. 1. Наука и традиция
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Часть текста: с той разницей, что наука нового времени признала мифом и самый поход Агамемнона. Для историков XVIII и начала XIX века события 2-го тысячелетия до Р. X. уже представлялись лежащими за пределом истории. Не только «происхождение мидян и персов» казалось «темно и непонятно», но и весь мир Египта, почти до завоевания его Камбизом, был окутан непроницаемым мраком. В XVIII в. даже гениальный Гиббон тщетно пытался, в одном юношеском своем сочинении, сколько-нибудь осветить легендарный образ «Сезостриса Великого». Таким образом, вся жизнь культурного человечества рисовалась заключенной в тесные границы трех тысячелетий, считая от 1184 г. до Р. X., — предполагаемый год падения Илиона. Ученые долго мирились с крайними несообразностями, какие представляла такая хронология, с дряхлостью египетской цивилизации на самой заре ее истории, с противоречащими показаниями Библии, индийских преданий, даже некоторых античных авторов, начиная с Геродота, с иными выводами, к которым вели данные геологии, антропологии и самой археологии, — наук, впрочем, еще мало развитых в XVIII в. Мирились и с тем, что существовала традиция, шедшая из отдаленного прошлого, которая утверждала гораздо большую древность человеческой цивилизации. Согласно с этой традицией, культурным мирам Египта и Месопотамии предшествовал, на сотни столетий, культурный мир погибшей Атлантиды, в свою очередь имевший предшественника в еще более древнем мире Лемурии. Но опиралось такое историческое учение...
2. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 1. Размер: 91кб.
Часть текста: тех же воспоминаниях Брюсов сообщил, как на школьной скамье, на второй год гимназического курса, вдруг открылась для него история. "Ни одна наука не произвела на меня такого впечатления, как внезапно открывшийся для меня мир прошлого. Это впечатление имело значение для всей моей жизни". С этих пор начинаются и опыты исторического жанра, большей частью неизданные; в большинстве случаев это произведения на темы из римской истории: "Юлий Цезарь", "Помпеи Великий", "Антоний и Клеопатра", "Август и Вергилий". Но рядом с ними в перечне замыслов мы найдем и драму о Марине Мнишек, а среди рукописей - и неоконченный роман о декабристах - "Записки декабриста Малинина". Как всегда, рука об руку с этими художественными замыслами идут замыслы научных работ: в 1898 году, например, мечтается написать историю Римской империи до времен Одоакра, целую книгу - "Очерк всеобщей истории" и т. д. Конец жизненного пути Брюсова смыкается с началом, и последний этап частично осуществляет мечтания детства и юности, показывая нам Брюсова то в роли руководителя семинара по всеобщей истории в Литературно-художественном институте, то в роли исследователя эпохи кризиса Римской империи - эпохи, отображенной им в его втором историческом романе - "Алтарь победы". Некоторой части критиков Брюсова этот его "историзм" представлялся и представляется одним из пороков его творчества. "Брюсовское проникновение в историю заклеймлено пороком стилизаторства, поддельности разнообразной и богатой панорамы", - читаем мы, например, в школьном издании Брюсова {Вольпе Ц. В. Брюсов. Избранные стихи. Школьная библиотека, 1935. С. 38.}. "Брюсовская история - неподлинна, ибо она - расстановка художественных чучел исторических людей, а не оживление героев и событий прошлого". С этой оценкой,...
3. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 1. Размер: 51кб.
Часть текста: или дважды передал в "Столичное утро". Это совсем не то, что пишет Белый. Он мне приписывает роль, которой я не играл. Мне приходилось встречаться с Сергеем Соловьевым, Балтрушайтисом, Ликиардопуло1 и другими сотрудниками "Весов", но, за исключением встреч с Сергеем Соловьевым, остальные были настолько мимолетны, что от них почти ничего в памяти не осталось. Из всего состава "Весов" кроме Белого я, в сущности, хорошо знал только Брюсова и Эллиса (Л. Л. Кобылинского). Но, в отличие от Белого и Эллиса, о которых есть что сказать, о Брюсове почти все уже сказано другими. Поэтому, за исключением некоторых штрихов и, кажется, теперь уже никому не известной истории его поэмы "Последний день", особо важного о нем сказать не могу. Но для меня знакомство с Брюсовым, между прочим, тем было интересно, что навзничь опрокинуло представление о нем, когда-то возникшее под впечатлением критики его первых стихов Влад. Соловьевым. На этом, может быть, и останавливаться не следовало бы, но я все же хочу это сделать. Ведь в "вольных" записках меня никто не останавливает... Одна из моих сестер, несомненно, обладала стихотворческим даром (ныне, на старости и "офранцузившись", его потеряла). Учителями ее в этом деле, кому она подражала, были, насколько помнится, Апухтин и, уже наверное, Надсон. В шестом классе реального училища учитель словесности Штандель однажды предложил нам попробовать стихами изложить некоторые места из "Слова о полку Игореве". Я взял плач Ярославны, и за в большом поте сотворенную композицию Штандель меня похвалил, а когда я мое "творение"...
4. Об одном вопросе ритма (старая орфография)
Входимость: 1. Размер: 21кб.
Часть текста: языке, о коэффицiенте расширенiя газовъ, о ведiйской литературе, о инструментализме Ренэ Гиля, о вихревомъ движенiи жидкостей, о каббалистике и астрологiи, о прагматизме и прагматистахъ, о памятникахъ египетской письменности, о психофизическомъ параллелизме, о термохимiи и о многомъ другомъ. Попутно Андрей Белый разсказываетъ бiографiи великихъ людей, какъ, напр., Гельмгольца, составляетъ списки пособiй для самообразованiя и еще находитъ место для полемическихъ выпадовъ и для лирическихъ автобiографическихъ признанiй. Собственно говоря, огромный томъ, более чемъ въ 600 страницъ, представляетъ собою две книги, произвольно-соединенныхъ подъ одной обложкой. Обе книги, въ большей своей части, посвящены вопросамъ весьма спецiальнымъ.. Первая (или первая часть тома) занята философскимъ и историческимъ оправданiемъ символизма. Въ ряде статей, критикующихъ различные распространенные (въ философiи, въ науке, въ обществе) взгляды на природу истины. Андрей Белый старается установить, что истина доступна человеку только въ символахъ. Статьи написаны тяжело и языкомъ труднымъ. Вторая книга (вторая часть тома) занята исключительно вопросами русской метрики, и къ "символизму" отношенiе имеетъ лишь самое отдаленное, какое вообще не можетъ не иметь теорiя стиха къ теорiи поэзiи. Отъ читателя эти статьи требуютъ...
5. Учители учителей. Атлантида. III. Поиски Атлантиды
Входимость: 9. Размер: 37кб.
Часть текста: комментарии двух диалогов Платона, своды других известий, в которых можно видеть хотя бы намеки на Платонову Атлантиду, отчеты о путешествиях, предпринимавшихся с целью открыть ее следы, и т. п. Все эти сочинения естественно распадаются на несколько групп: отдельно стоят трактаты, появившиеся до открытия Америки, и — после Колумба; особо должно выделить работы, написанные по строго научным методам — от произвольных домыслов и фантазий, каких появлялось немало; наконец, еще особое место занимают книги оккультистов и теософов, которые, в конце XIX в., одни усердно занимались вопросом об Атлантиде. К сожалению, до сих пор не существует полного обзора этой литературы, так что мы можем дать только ее беглый очерк. В основе всего, написанного об Атлантиде, лежат два диалога Платона, подробно анализованные нами: «Тимей» и «Критий». Рядом должно поставить античный комментарий к этим диалогам, преимущественно неоплатоников, как Лонгин, Нумений, Ориген и особенно Прокл, оставивший специальную книгу о «Тимее». Комментарий этот, во многих отношениях крайне важный, не дает, однако, новых фактов: комментаторы знают об Атлантиде лишь то, что сообщил Платон. В античной древности о земле «по ту сторону Геркулесовых столбов» (т. е. за Гибралтарским проливом), большей, чем Азия и Либия (Африка), взятые вместе, иначе — о материке или большом острове, окруженном архипелагом меньших, в Атлантическом океане, писали еще: Страбон (кн. II, гл. 3), Плиний («Ест. Ист.», кн. II, гл. 92), Элиан...

© 2000- NIV