Cлово "ИДТИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШЕЛ, ШЛИ, ИДЕТ, ИДУ

1. Метерлинк Морис. Пелеас и Мелисанда (драма)
Входимость: 33.
2. Гора Звезды. (Глава 3)
Входимость: 15.
3. Переводы. Оскар Уайльд. Баллада Рэдингской тюрьмы
Входимость: 14.
4. На похоронах Толстого
Входимость: 12.
5. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 11.
6. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 11.
7. Переводы. Сасунци Давид
Входимость: 10.
8. Статьи о Пушкине. Стихотворная техника Пушкина
Входимость: 10.
9. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 10.
10. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 2)
Входимость: 9.
11. В зеркале
Входимость: 9.
12. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 9.
13. Огненный ангел. (Глава 3)
Входимость: 9.
14. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 8.
15. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион. Действие второе
Входимость: 8.
16. Дитя и безумец
Входимость: 8.
17. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Есенин
Входимость: 8.
18. Игорь Северянин
Входимость: 8.
19. Смысл современной поэзии
Входимость: 7.
20. Синтетика поэзии
Входимость: 7.
21. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 5)
Входимость: 7.
22. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион. Действие третье
Входимость: 7.
23. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 7.
24. Сергей Городецкий, Сергей Кречетов
Входимость: 6.
25. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 4)
Входимость: 6.
26. О искусстве
Входимость: 6.
27. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 6.
28. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава V
Входимость: 6.
29. Данте - путешественник по загробью
Входимость: 6.
30. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 6.
31. Гора Звезды. (Глава 22)
Входимость: 6.
32. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион
Входимость: 6.
33. Женщины-поэты
Входимость: 6.
34. Сестры
Входимость: 6.
35. Из сумрака вышедши к свету...
Входимость: 6.
36. Вячеслав Иванов. Андрей Белый
Входимость: 6.
37. Под Старым мостом
Входимость: 5.
38. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гершензон
Входимость: 5.
39. Александр Блок
Входимость: 5.
40. Республика Южного Креста
Входимость: 5.
41. Гора Звезды. (Глава 8)
Входимость: 5.
42. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 5.
43. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Mуни
Входимость: 5.
44. Огненный ангел
Входимость: 5.
45. Шершеневич В. Г.: В. Я. Брюсов глазами современника
Входимость: 5.
46. С. П. Ильёв. "Огненный Ангел". Введение в комментарий
Входимость: 5.
47. Моцарт. (Глава 10)
Входимость: 5.
48. Чулков - В. Я. Брюсов
Входимость: 5.
49. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 4.
50. Юпитер поверженный. Книга третья. Глава VIII
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Метерлинк Морис. Пелеас и Мелисанда (драма)
Входимость: 33. Размер: 70кб.
Часть текста: Вход в замок. Служанки (внутри). Отоприте дверь! Отоприте дверь! Привратник. Кто там? Зачем вы меня разбудили? Выходите через маленькие двери, выходите через маленькие двери: дверей много!.. Первая служанка (внутри). Мы пришли мыть -- порог, дверь и крыльцо. Отоприте же! Отоприте же! Вторая служанка (внутри). Ожидаются важные события! Третья служанка (внутри). Ожидаются большие празднества! Отоприте скорей!.. Служанки. Отоприте же! Отоприте же! Привратник. Подождите! Подождите! Не знаю, смогу ли я отпереть... Она никогда не отпирается... Подождите, пока рассветет... Первая служанка. На дворе совсем светло; я вижу солнце сквозь щели... Привратник. Вот большие ключи... Ах, как скрежещут замки и засовы!.. Помогите мне! Помогите мне! Служанки. Мы тянем... Мы тянем... Вторая служанка. Она не отворится... Первая служанка. А! А! Она отворяется! Медленно отворяется! Привратник. Как она скрипит! Она всех перебудит... Вторая служанка (появляясь на пороге). Ах, как уже светло на дворе! Первая служанка. Солнце встает над морем! Привратник. Она растворена... Она растворена настежь!.. Служанки появляются на пороге и переступают его. Первая служанка. Прежде всего я вымою порог... Вторая служанка. Никогда нам не отчистить всего этого. Другие служанки. Принесите воды! Принесите воды! Привратник. Да, да. Лейте воду, вылейте всю воду потопа, вы никогда своего не добьетесь... КАРТИНА ВТОРАЯ Лес. У источника -- Мелисанда. Входит Голо. Голо. Я не сумею выйти из лесу... Бог знает куда завел меня этот зверь. Мне казалось, однако, что я его ранил насмерть, и вот следы крови. Но теперь я потерял его из виду; кажется, я потерял и дорогу, и собаки мои уже не находят меня -- придется вернуться по своим собственным следам... Я слышу плач... О! О! Кто это там, у воды?.. Девочка плачет у источника? (Кашляет.) Ей не слышно меня. Мне не видно ее лица. (Приближается и трогает Мелисанду за плечо.) О чем ты плачешь? Мелисанда вздрагивает,...
2. Гора Звезды. (Глава 3)
Входимость: 15. Размер: 6кб.
Часть текста: пластов; игра лунного света обманывала глаз, и ежеминутно мы могли оступиться в расщелину. В воздухе стояла тонкая пыль, резавшая глаза. Однообразие местности было таково, что мы постоянно сбивались с прямого направления и кружили: идти приходилось по звездам, потому что абрис Горы не был виден во мраке. Ночью можно было идти еще бодро, но, как только всходило солнце, нас охватывал нестерпимый зной. Почва быстро раскалялась и жгла ноги сквозь обувь. Воздух становился огненным паром, как над растопленной плитой, - мучительно было дышать. Приходилось наскоро разбивать палатку и под ней лежать до вечера, почти не двигаясь. Этой Проклятой пустыней мы шли шесть суток. Вода, бывшая у нас в мехах, очень быстро испортилась, пропахла кожей, сделалась отвратительной на вкус. Такая вода почти не удовлетворяла жажды. К третьему утру у нас оставался очень маленький остаток ее, мутные последки на дне меха. Я решил поделить этот остаток между нами до конца, так как днем он испортился бы окончательно. В тот же день начались обычные мучения жажды: заболело...
3. Переводы. Оскар Уайльд. Баллада Рэдингской тюрьмы
Входимость: 14. Размер: 18кб.
Часть текста: кто вперял бы Так пристально глаза В клочок лазури, заменявший В тюрьме нам небеса, И в облака, что проплывали, Поставив паруса. Я также шел меж душ страдальных, Но круг другой свершал. Я думал о его поступке, Велик он или мал. Бедняге в петле быть,- за мною Так кто-то прошептал. О, Боже! Словно закачались Твердыни стен кругом, И небо налегло на череп, Как огненный шелом. Я сам страдал, но позабыл я О бедствии своем, Я знал одно: с какою мыслью Он между нас идет, И почему он смотрит жадно На ясный небосвод. Он ту убил, кого любил он, И вот за то умрет. -- Возлюбленных все убивают,- Так повелось в веках,- Тот - с дикой злобою во взоре, Тот - с лестью на устах, Кто трус-с коварным поцелуем, Кто смел - с клинком в руках! Один любовь удушит юной, В дни старости-другой, Тот-сладострастия рукою, Тот - золота рукой, Кто добр - кинжалом, потому что Страдает лишь живой. Тот любит слишком, этот-мало; Те ласку продают, Те покупают; те смеются, Разя, те слезы льют. Возлюбленных все убивают,- Но все ль за то умрут? -- Не всем палач к позорной смерти Подаст условный знак, Не все на шею примут петлю, А на лицо колпак, И упадут, вперед ногами, Сквозь пол, в разверстый мрак. Не все войдут в тюрьму, где будет Следить пытливый глаз, Днем, ночью, в краткий час молитвы И слез в тяжелый час,- Чтоб узник добровольной смертью Себя от мук не спас. Не всем у двери в час рассветный Предстанет страшный хор: Священник, в белом весь, дрожащий, Судья, склонивший взор, И, в черном весь, тюрьмы Смотритель, Принесший приговор. Не всем придется одеваться Позорно впопыхах, Меж тем как ловит грубый Доктор В их нервных жестах страх, И громко бьют, как страшный молот, Часы в его руках. Не все узнают муки жажды, Что горло жжет огнем, Когда палач в своих перчатках, Скользнув в тюрьму тайком,- Чтоб жажды им не знать вовеки, Окрутит их ремнем. Не все склонят чело, внимая Отходной над собой, Меж тем как ужас сердца громко Кричит: ведь ты живой! Не все, входя в сарай...
4. На похоронах Толстого
Входимость: 12. Размер: 22кб.
Часть текста: Ив. Ив. был в Ясной Поляне, гулял с Толстым, ездил с ним вместе верхом. Я не могу на рассказы Ив. Ив. ответить тем же: мне не представилось в жизни случая лично познакомиться с Толстым. Как москвич, я хорошо знал его величавую фигуру, которую, бывало, можно было часто встречать среди прохожих на Арбате. Походкой неспешной, но, кажется, очень быстро проходил Толстой среди суетливой толпы, из которой многие на него оборачивались. Глаза великого старца остро смотрели из-под нависших бровей: каждому казалось, что именно его Толстой оглядывает особенно проницательным взглядом. Когда я был студентом, многие из моих сотоварищей "ходили к Толстому", чтобы спросить у него, "как жить", а на деле -- просто чтобы посмотреть на него. Мне такое лицемерие -- может быть и простительное -- представлялось недопустимым. Если бы я действительно готов был начать жизнь так, как мне укажет Толстой, я бы тоже пошел к нему, -- но только прикрывать таким предлогом свое любопытство я не хотел. Позже я много слышал о Толстом от лиц, которые по разным причинам стояли более или менее близко к его дому. Один мой товарищ два года жил в семье Толстого гувернером его младших детей. Другой, занимавшийся биографией Фета, был приглашен Толстым в Ясную Поляну, где имел возможность познакомиться с архивом Толстого. Потом слышал я интимные рассказы от многих других лиц, бывавших в Ясной Поляне, в том числе очень любопытные от А. Добролюбова и Мережковских... Всеми этими рассказами делюсь со своим спутником. Будущие поколения узнают о Толстом многое, чего не знаем мы. Но как они будут завидовать всем, кто имел возможность его видеть, с ним говорить, сколько-нибудь приблизиться к великому человеку, и даже тем, кто, подобно мне, мог собирать сведения о Толстом от знавших его лично! Теперь, когда...
5. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 11. Размер: 51кб.
Часть текста: и Эллис По словам А. Белого, я (Валентинов) "живо относился к нему и Брюсову" и благодаря мне, моим-то усилиям и наладилась связь между "Весами" и "Столичным утром", так что литературный материал газете поставляли сотрудники "Весов". В редакции "Весов" я бывал неоднократно и, возможно, некоторые статьи сотрудников журнала, по их просьбе, однажды или дважды передал в "Столичное утро". Это совсем не то, что пишет Белый. Он мне приписывает роль, которой я не играл. Мне приходилось встречаться с Сергеем Соловьевым, Балтрушайтисом, Ликиардопуло1 и другими сотрудниками "Весов", но, за исключением встреч с Сергеем Соловьевым, остальные были настолько мимолетны, что от них почти ничего в памяти не осталось. Из всего состава "Весов" кроме Белого я, в сущности, хорошо знал только Брюсова и Эллиса (Л. Л. Кобылинского). Но, в отличие от Белого и Эллиса, о которых есть что сказать, о Брюсове почти все уже сказано другими. Поэтому, за исключением некоторых штрихов и, кажется, теперь уже никому не известной истории его поэмы "Последний день", особо важного о нем сказать не могу. Но для меня знакомство с Брюсовым, между прочим, тем было интересно, что навзничь опрокинуло представление о нем, когда-то возникшее под впечатлением критики его первых стихов Влад. Соловьевым. На...

© 2000- NIV