Cлово "СМЕРТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СМЕРТИ, СМЕРТЬЮ, СМЕРТЯХ, СМЕРТЕЙ

1. Эмиль Верхарн. Мор
Входимость: 23.
2. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 5)
Входимость: 19.
3. Б. Пуришев. Брюсов и немецкая культура XVI века
Входимость: 16.
4. Учители учителей. 6. Эгейя и Египет
Входимость: 14.
5. Владимир Соловьев. Смысл его поэзии
Входимость: 13.
6. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 13.
7. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 12.
8. Метерлинк Морис. Пелеас и Мелисанда (драма)
Входимость: 12.
9. Последние мученики
Входимость: 11.
10. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 10.
11. Огненный ангел. (Приложения)
Входимость: 9.
12. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Сологуб
Входимость: 8.
13. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гумилев и Блок
Входимость: 8.
14. Переводы. Оскар Уайльд. Баллада Рэдингской тюрьмы
Входимость: 8.
15. Благой Д. Брюсов
Входимость: 8.
16. Ф. И. Тютчев. Смысл его творчества
Входимость: 8.
17. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Конец Ренаты
Входимость: 7.
18. В. Брюсов. Е. А. Баратынский
Входимость: 6.
19. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 2)
Входимость: 6.
20. Голубкова А.А.: Критерии оценки в литературной критике В.В. Розанова. 2. 1. 2. Пушкин и теория мистического значения пола
Входимость: 6.
21. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Брюсов
Входимость: 6.
22. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 5.
23. Карл V. Диалог о реализме в искусстве
Входимость: 5.
24. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 3)
Входимость: 5.
25. Сестры
Входимость: 5.
26. По Эдгар Аллан. Духи смерти
Входимость: 5.
27. Республика Южного Креста
Входимость: 5.
28. Рея Сильвия. (Глава 6)
Входимость: 5.
29. Голубкова А.А.: Критерии оценки в литературной критике В.В. Розанова. 1. 1. 2. Понятие о стихии и стихийном в философской концепции В. В. Розанова
Входимость: 5.
30. Элули, сын Элули
Входимость: 5.
31. Биография (вариант 4)
Входимость: 5.
32. Вячеслав Иванов. Андрей Белый
Входимость: 5.
33. Гиппиус З. Н.: Одержимый
Входимость: 5.
34. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 5.
35. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Андрей Белый
Входимость: 4.
36. Рея Сильвия. (Глава 4)
Входимость: 4.
37. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 4)
Входимость: 4.
38. А. А. Фет. Искусство или жизнь
Входимость: 4.
39. С. П. Ильёв. "Огненный Ангел". Введение в комментарий
Входимость: 4.
40. В подземной тюрьме
Входимость: 4.
41. Под Старым мостом
Входимость: 4.
42. Огненный ангел. (Примечания)
Входимость: 4.
43. Иван Коневской. Мудрое дитя
Входимость: 4.
44. Сборники и стихи 1918 - 1924 годов
Входимость: 4.
45. Гора Звезды. (Глава 13)
Входимость: 4.
46. Мировоззрения Баратынского
Входимость: 4.
47. Гроссман Л. П.: Последний отдых Брюсова
Входимость: 4.
48. Право на работу
Входимость: 4.
49. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 4.
50. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава VI
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Эмиль Верхарн. Мор
Входимость: 23. Размер: 6кб.
Часть текста: старческом взоре Годы и горе. Мы - снедь для могильных червей, Цель для косы твоей!" Полно вам, старухи! Смерть - пьяна. Капли крови, как вина, Ей забрызгали колет, Покрывающий скелет. Пьяные на просьбы глухи. Голова ее качается, На плечах как шар катается. Даром денег Смерть не бросит, Что-нибудь за деньги спросит Здесь, в трактире "Трех гробов", С бедняков. "Матушка-Смерть! Это мы, ветераны (Много нас, много! Болят наши раны!), Черные пни на просеке лесной, Где ты гуляла когда-то с войной! Знаем друг друга мы. В дыме и гуле Ты нам была и видна и слышна: Ты перед нами несла знамена, Ядра катала и сыпала пули. Гордая, строгая, виделась ты На кругозоре гудящей мечты, Быстро вставала на бой барабанов, Первая в битву бросалась вперед... Матушка-Смерть! Наша слава! Оплот! Выслушай нас, стариков ветеранов: Нас огляди, сыновей не губя, - Где малышам постоять за себя!" Полно вам болтать без толку! Разойдитесь втихомолку! Что ей старый ваш костыль! Смерть пьяна; сидит, качается, Голова ее катается, Как в дорожных рвах бутыль. Ей катать бы бочки крови По полям зеленой нови! Посидев у вас в трактире, Погулять желает в мире, Посреди людских племен, Под случайностью знамен! "Матушка-Смерть! Это я, богородица. Видишь, в короне своей золотой Я на коленях стою пред тобой. Я из часовни, с горы, богородица. Вышла тебя попросить за село. Тысячи лет уж прошло, Как в мою душу скорбящую, Перед крестом предстоящую, Горе, как меч беспощадный, вошло. Матушка-Смерть, это я, богородица. Жителям здешним дала я обет Их защищать в дни несчастья и бед... Вот и тебя умолять мне приходится..." Матерь божья! И на слове Благодарны мы тебе. Только Смерть ...
2. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 5)
Входимость: 19. Размер: 36кб.
Часть текста: шестерки, милый Пьетро! Второй солдат Черт возьми, товарищ, я больше с тобой не играю. А то проиграю все. Третий солдат Все, кроме ума; ты этим крепок. Второй солдат Да, этого он с меня не возьмет. Солдаты (громко смеются) Ха-ха-ха! Первый солдат Тише! Вы заключенного разбудите; он спит. Второй солдат Что за беда! Он довольно выспится, когда его похоронят. Вот если бы мы его разбудили в могиле, я думаю, он был бы рад. Третий солдат Нет! Ведь когда он там проснется, будет день Страшного суда. Второй солдат Зато и сделал он страшное дело; ты подумай: убить одного из нас, состоящих из плоти и крови, это грех, а убить герцога - это уже преступление. Первый солдат Ну, это был дурной герцог. Второй солдат Поэтому он и не должен был его трогать; кто связывается с дурными людьми, сам от них заражается. Третий солдат Что верно, то верно. А сколько ему лет? Второй солдат Довольно, чтобы поступить по-глупому, но мало, чтобы поступить по-умному. Первый солдат Этак может ему быть лет сколько угодно. Второй солдат Говорят, герцогиня хотела его помиловать. Первый...
3. Б. Пуришев. Брюсов и немецкая культура XVI века
Входимость: 16. Размер: 35кб.
Часть текста: и романтизм (Ленау, Уланд), и поэты новейшего времени (Стефан Георге, Рихард Демель). Среди переводов Брюсова встречаем мы и такое монументальное творение, как гётевский "Фауст". Но был в истории немецкой культуры (собственно, не литературы, а именно культуры) период, к которому Брюсов питал особое пристрастие как ученый, романист и поэт. Это - XVI век. Брюсова всегда чрезвычайно привлекали переломные эпохи, когда "из разрушенья творились токи новых сил" ("Мир электрона"), новое вступало в ожесточенную схватку со старым, привычные формы жизни давали глубокие трещины и наступали "минуты роковые", о которых столь проникновенно писал Тютчев. Немецкий XVI век, бесспорно, принадлежит к числу наиболее драматических и противоречивых эпох европейской истории. Именно в Германии в начале XVI века началась Реформация, которую Ф. Энгельс рассматривает как первую в Европе буржуазную революцию "с крестьянской войной в качестве критического эпизода" {Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 147.}. Мартин Лютер потряс самые основы духовной гегемонии католического престола, но он же, напуганный размахом народного движения, превратился в душителя свободной гуманистической мысли. Германия была родиной выдающегося врача и естествоиспытателя Теофраста Парацельса, который, по словам французского философа XVI века П. Рамуса, "глубоко проник в недра природы", и знаменитого авантюриста, знатока "тайных наук" Агриппы Неттесгеймского. И хотя немецкий гуманизм не смог устоять перед натиском феодально-католической и бюргерской реакции, в Германии в XVI веке возникла легенда о Фаусте, овеянная духом революционных исканий эпохи Возрождения. Брюсова, несомненно, многое привлекало в немецком XVI веке. Этот интерес возник еще до его поездки в Германию, но особенно отчетливо он определился после крушения русской революции 1905 года: исторические и психологические параллели...
4. Учители учителей. 6. Эгейя и Египет
Входимость: 14. Размер: 38кб.
Часть текста: эгейцев с египтянами, это можно было предвидеть a priori, но некоторые факты наводят на совершенно новые, частью неожиданные соображения. Художники двух стран, как мы отмечали, подражали одни другим: то эгейские мастера старались повторить египетские изделия, то египтяне подделывались под эгейский стиль. На эгейских вазах мы находим любимейшие мотивы египтян: диких кошек, лилии, гиппопотамов, сфинксов. У египтян мы видим подделки микенских кинжалов, воспроизведение характерного критского пейзажа, повторение эгейского растительного орнамента; может быть, у эгейцев заимствовали египтяне, в орнаменте, также спираль [121] и свастику (крест с загнутыми концами). Архитектура лабиринтов представляет сходные черты с архитектурой египетских дворцов; эллинские предания определенно говорят о двух лабиринтах: египетском и критском. В технике строительства эгейцы, как египтяне, широко применяли так называемый «ложный свод» [122] . Наконец, и египетские пирамиды имеют свою аналогию в эгейских «купольных могилах». Во всех областях искусства, доступных нашему исследованию, эгейцы и египтяне сближались между собой и наперерыв спешили усвоить себе новые завоевания и успехи соседа. Однако самые замечательные аналогии между мирами Египта и Эгейи относятся к области религиозных верований, к тому культу умерших, который первый приходит на память при одном упоминании о стране фараонов. Что такое Египет в обычном представлении? Это — пирамиды, это — мумии, это — религия смерти, книга мертвых, полагаемая на грудь покойнику, Осирис, судящий в подземном мире, посмертный суд над фараоном, именование кладбища «градом живых». У Гоголя — «говорит Египет: народы, слушайте, я один постиг и...
5. Владимир Соловьев. Смысл его поэзии
Входимость: 13. Размер: 30кб.
Часть текста: себе уяснить свои думы и волнения. Так первобытный человек, когда еще живо было творчество языка, создавал слово, чтобы осмыслить новый предмет. Потому-то истинная поэзия не может не быть искренней. В немногих, избранных словах стиха (иногда бессознательно для поэта) затаены самые откровенные признания, раскрыты тайники души. Если берутся угадывать характер по почерку, то насколько же полнее, хотя бы чисто рассудочным путем, можно уразуметь душевный строй того, кто написал стихи, нашел в себе их содержание, предпочел эти образы и выражения другим, — насколько полнее, даже если б он хотел лицемерить перед читателями! Но поэты всегда сами готовы, нарушая горький запрет великого собрата, выставлять в стихах «гной душевных ран», «на диво черни простодушной». В своей поэзии Вл. Соловьев является таким, каким был для самого себя. Есть два рода поэзии. Одна довольствуется изображением того, что можно постигнуть умом, выражением чувств, доступных ясному сознанию. Ее сила в передаче зримого, внешнего, в яркости описаний и точности определений. Поэт как бы ставит картину или событие перед внутренними очами читателя и, заставляя его видеть то же, что видит сам, через посредство этого образа передает свое настроение. Такие художники властвуют над своим созданием (что, конечно, нисколько не исключает вдохновенности). Им в удел досталась эпопея и драма, вообще большие поэтические произведения, требующие долгого напряжения творческих сил. Таким, в своих наиболее известных созданиях, был Пушкин, который обладал способностью писать поэму по заранее составленному плану, главу за главой выполняя программу. Таковы были А. Майков, граф А. Толстой. Поэзия другого рода беспрестанно порывается от зримого и внешнего к сверхчувственному. Ее влекут темные, загадочные глубины человеческого духа, те смутные ощущения, которые переживаются где-то за пределами сознания....

© 2000- NIV