Cлово "СТАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТАЛ, СТАЛО, СТАЛА, СТАЛИ

1. Переводы. Сасунци Давид
Входимость: 27. Размер: 35кб.
2. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 25. Размер: 94кб.
3. Смысл современной поэзии
Входимость: 23. Размер: 37кб.
4. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 20. Размер: 40кб.
5. Огненный ангел. (Глава 10)
Входимость: 20. Размер: 43кб.
6. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Андрей Белый
Входимость: 19. Размер: 53кб.
7. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 19. Размер: 89кб.
8. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 19. Размер: 46кб.
9. Гиппиус З. Н.: Одержимый
Входимость: 17. Размер: 74кб.
10. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 16. Размер: 41кб.
11. Под Старым мостом
Входимость: 15. Размер: 28кб.
12. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Есенин
Входимость: 15. Размер: 60кб.
13. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 15. Размер: 59кб.
14. В подземной тюрьме
Входимость: 14. Размер: 22кб.
15. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 14. Размер: 51кб.
16. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 14. Размер: 40кб.
17. Мои воспоминания о Викторе Гофмане
Входимость: 13. Размер: 38кб.
18. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 13. Размер: 63кб.
19. Литературная жизнь Франции. Научная поэзия
Входимость: 13. Размер: 37кб.
20. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 13. Размер: 56кб.
21. В.Я. Брюсов: Гипербола и фантастика у Гоголя
Входимость: 12. Размер: 30кб.
22. Республика Южного Креста
Входимость: 12. Размер: 42кб.
23. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гумилев и Блок
Входимость: 12. Размер: 30кб.
24. Огненный ангел. (Глава 7)
Входимость: 12. Размер: 33кб.
25. Огненный ангел. (Глава 3)
Входимость: 12. Размер: 38кб.
26. Статьи о Пушкине. Медный всадник
Входимость: 11. Размер: 75кб.
27. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 11. Размер: 91кб.
28. В. Я. Брюсов. Медный Всадник
Входимость: 11. Размер: 64кб.
29. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 10. Размер: 60кб.
30. Юпитер поверженный. Книга первая. Глава VI
Входимость: 10. Размер: 14кб.
31. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков
Входимость: 10. Размер: 31кб.
32. Огненный ангел. (Глава 1)
Входимость: 10. Размер: 30кб.
33. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 2)
Входимость: 9. Размер: 49кб.
34. В зеркале
Входимость: 9. Размер: 21кб.
35. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 3
Входимость: 9. Размер: 26кб.
36. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 9. Размер: 66кб.
37. Сестры
Входимость: 9. Размер: 30кб.
38. Волошин М. А.: Лики творчества (отрывок)
Входимость: 9. Размер: 31кб.
39. Моцарт. (Глава 5)
Входимость: 9. Размер: 10кб.
40. Ключи тайн
Входимость: 9. Размер: 35кб.
41. Д.П. Святополк-Мирский. Брюсов
Входимость: 8. Размер: 10кб.
42. Через пятнадцать лет
Входимость: 8. Размер: 20кб.
43. Огненный ангел. (Глава 2)
Входимость: 8. Размер: 26кб.
44. Последние мученики
Входимость: 8. Размер: 25кб.
45. Юпитер поверженный. Книга первая. Глава VIII
Входимость: 8. Размер: 16кб.
46. Метерлинк Морис. Пелеас и Мелисанда (драма)
Входимость: 8. Размер: 70кб.
47. Биография (вариант 4)
Входимость: 8. Размер: 19кб.
48. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 7. Размер: 51кб.
49. В. Брюсов. Е. А. Баратынский
Входимость: 7. Размер: 22кб.
50. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион
Входимость: 7. Размер: 34кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Переводы. Сасунци Давид
Входимость: 27. Размер: 35кб.
Часть текста: день булаву Мысрамэлик метал, И Давида мать ему говорит: - Мое дитя с собой возьми. - Мысрамэлик в ответ: "Я его не возьму. А ну как в него попаду и убью? Люди скажут, что я дитя волей убил". Но Давида мать опять говорит: - Чтоб не плакать ему, ты возьми, пусть убьешь. - Мысрамэлик с собой Давида повел, Поставил его вдалеке на лугу. И пошли удальцы метать булаву. Мысрамэлик свою метнул булаву, Давид привстал, Руку простер, булаву поймал. Мысрамэлик тогда прогневался, сказал: "День придет, на меня он войной пойдет!" Мысрамэлик домой, разгневан, пришел, Принахмурил бровь, сидит и молчит. Тут жена говорит: - Почему ты молчишь, разгневан сидишь? - Он жене в ответ: "Да мне что ж сказать? Пред людьми твой сын меня осрамил". Говорит жена: - Да что сделал он? - "Как я нынче свою метнул булаву, Давид привстал, Руку простер, булаву поймал". Та в ответ: - Он же мал, еще несмышлен. - Мысрамелик тогда жене говорит: "Коли мал Давид, еще несмышлен, Ты со златом прибор поставь перед ним И с углями прибор поставь перед ним. Коли мал Давид, еще несмышлен, Красный угль он...
2. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 25. Размер: 94кб.
Часть текста: сот изданий, я в иных случаях допустил суждения, недостаточно обоснованные. Во всех этих пропусках и промахах заранее прошу извинения, не столько у читателей, сколько у товарищей-поэтов. Однако важнее ответственность другого рода. Обозревая жизнь русской поэзии за годы 1917 - 1922, я должен был говорить о всех ее направлениях, т. е. о символистах и примыкающих к ним течениях, о футуристах и связанных с ними группах, о поэтах пролетарских и крестьянских. Подход к каждому из этих направлений представлял лично для меня особые трудности. Оценивая поэзию символистов, я должен был, по крайнему моему разумению, отнестись отрицательно к их деятельности за последние годы. Между тем я сам, как поэт, теснейшим образом связан с движением символизма. Доля обвинений, выдвинутых мною против символистов, падает и на меня. Само собой понятно, что я не считал уместным писать о своих собственных стихах. Но здесь, в предисловии, позволю себе сказать, что, действительно, признаю, поскольку способен критически отнестись к себе, и свои стихи 1912 - 1917 года не свободными от общих недостатков символической поэзии того периода. Но, продолжая столь же откровенно, думаю, что некоторых, роковых для символизма, путей мне удалось избежать и что мои стихи следующего пятилетия ("В такие дни", 1920 г.; "Миг", 1922 г.; "Дали", 1922 г.) выходят на иную дорогу. Однако решать этот вопрос, конечно, не мне. Напротив, я должен ...
3. Смысл современной поэзии
Входимость: 23. Размер: 37кб.
Часть текста: дряхлеют и исчезают различные явления в экономической и духовной жизни человечества. Та же аналогия верна и по отношению к литературным школам: все они являются на свет в силу исторических условий, отвечая определенным потребностям жизни, выражая собою определенный склад отношений в обществе, и все должны умереть своей смертью после того, как эти "условия и эти отношения изменятся. XIX век, на заре своей, видел борьбу одряхлевшего Классицизма (или Лжеклассицизма) с победоносным Романтизмом, который тогда смело крушил устарелые предрассудки и открывал новые перспективы. В 30-х годах начинается упадок Романтизма и зарождается Реалистическая школа, которая вполне торжествует в середине века, но слабеет и вырождается к 80-м годам. Тогда выступает Символизм, заполняющий собою последние десятилетия прошлого столетия и переходящий в наше. Около 1910 г. отчетливо сказывается упадок Символизма и начинает складываться школа Футуризма, развитие которого было приостановлено Европейской войной и начавшимися социальными революциями. Каждая из этих школ имела свой период всемирного господства, временно объявляла себя последним, завершительным этапом литературы, дальше которого идти уже некуда, но каждая в конце концов принуждена бывала, в свою очередь, уступить первенство другому, более молодому течению, вызванному новыми требованиями жизни 2*. Перед каждой из литературных школ, сменявшихся в XIX веке, стояли свои определенные задачи, которые и были ими решены в истории более или менее полно. Школа классиков завещала литературе подробную теорию поэзии, в своих существенных частях оставшуюся неизменной поныне, и впервые строго разработанные формы художественного творчества, - стиль, стих, приемы изобразительности, - которыми тоже, с многообразными, конечно, изменениями и дополнениями,...
4. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 20. Размер: 40кб.
Часть текста: от позабытого сна. Мечтания мои прервал брат Фома, приблизившийся неслышно и приветствовавший меня как давнего друга, и я, как ни тягостно мне было, что потревожили моё уединение, почти обрадовался этой встрече, подумав тотчас, что от инквизитора можно узнать подробности о сестре Марии: ибо тёмное беспокойство не покидало моей души. Однако брат Фома, вместо ответа на все мои вопросы, повёл длинную и лицемерную речь о развращении века сего и начал пространно жаловаться, что потакают протестантам сами князья церкви. Так, понизив голос, словно мог нас кто услышать, сообщил он мне, что Архиепископ Кёльнский, Герман, состоит в дружбе с Эразмом, и притом долго щадил еретиков Падерборнских, и что даже наш Архиепископ Иоанн, в свите которого мы оба состоим, не погнушался заключить союз с Филиппом Гессенским, отъявленным лютеранцем. Очень может быть, что такие клеветы рассчитаны были на то, чтобы услышать, в свою очередь, от меня доносы на других лиц, хотя бы на нашего графа, но я был очень осторожен в ответах и постоянно старался перевести разговор на то событие, ради которого было предпринято всё наше путешествие. В конце концов брат Фома сказал мне: - Сестру Марию многие славят как святую и уверяют, что обладает она даром исцелять больных одним наложением рук, как благочестивейший король французский. Мне, однако, скромная моя опытность подсказывает, что сестра эта состоит в сношениях с Дьяволом, который снискал её доверие, являясь к ней по ночам в образе инкуба. Такой грех, к сожалению, всё чаще проникает в святые обители, и недаром в Писании сказано о грешнике: "Се - ты почиваешь на законе и хвалишься о Боге". Князь-Архиепископ надеется изгнать этого духа силою молитвы и экзорцизмов, но я так полагаю, что придётся, с прискорбием, прибегнуть к допросу и пытке, чтобы обличить порочную душу и найти соучастников преступления. Большего я не мог...
5. Огненный ангел. (Глава 10)
Входимость: 20. Размер: 43кб.
Часть текста: с госпожою Ренатою приключилось сегодня нечто неожиданное и страшное и что она, Луиза, боится, не было ли здесь вмешательства нечистой силы. Из подробного описания я вскоре понял, что с Ренатою произошёл вновь тот припадок одержания, какие мне уже приходилось видеть, когда дух, входя внутрь её тела, жестоко мучил и оскорблял её. Тут же припомнил я, что последние дни Рената была особенно грустна и беспокойна, к чему, однако, я отнёсся с небрежением легкомысленным и недостойным. В ту минуту чувство моё было такое, словно кто-то уколол меня в сердце, и ключ моей любви к Ренате вдруг брызнул в душе струею сильной и полной. Я поспешил наверх, уже воображая в подробностях, как буду просить у Ренаты прощения, и целовать её руки, и слушать её ответные ласковые слова. Застал я Ренату в постели, где она лежала обессиленная, как всегда, припадком до полусмерти, и лицо её, слабо освещённое свечой, было как белая восковая маска. Увидя меня, она не улыбнулась, не обрадовалась, не сделала ни одного движения, обличающего волнение. Я стал на колени у постели и начал говорить так: - Рената, прости меня! Последнее время я вёл себя не так, как подобало. Я жестоко виноват, что покинул тебя. Не знаю сам, как и зачем я это сделал. Но больше этого не будет, я тебе клянусь! Рената остановила мою речь и сказала мне голосом тихим, но отчётливым и решительным: - Рупрехт, это я должна...

© 2000- NIV