Cлово "СИЛА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СИЛ, СИЛУ, СИЛЫ, СИЛОЙ

1. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 16.
2. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 16.
3. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 15.
4. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 15.
5. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 15.
6. Розанов В. В.: О символистах и декадентах
Входимость: 14.
7. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 12.
8. Статьи о Пушкине. Медный всадник
Входимость: 12.
9. Владимир Соловьев. Смысл его поэзии
Входимость: 12.
10. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 12.
11. В. Я. Брюсов. Медный Всадник
Входимость: 12.
12. Литературная жизнь Франции. Научная поэзия
Входимость: 11.
13. Чулков - В. Я. Брюсов
Входимость: 11.
14. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 11.
15. Юпитер поверженный. Книга третья. Глава III
Входимость: 11.
16. Б. Пуришев. Брюсов и немецкая культура XVI века
Входимость: 10.
17. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 10.
18. Огненный ангел. (Глава 1)
Входимость: 10.
19. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 9.
20. Александр Блок
Входимость: 9.
21. Огненный ангел. (Глава 9)
Входимость: 9.
22. Переводы. Сасунци Давид. (Приложения)
Входимость: 9.
23. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 9.
24. Смена культур
Входимость: 9.
25. Вячеслав Иванов. Андрей Белый
Входимость: 9.
26. Ф. И. Тютчев. Смысл его творчества
Входимость: 9.
27. В.Я. Брюсов: Гипербола и фантастика у Гоголя
Входимость: 8.
28. Огненный ангел. (Примечания)
Входимость: 8.
29. Республика Южного Креста
Входимость: 8.
30. Последние мученики
Входимость: 8.
31. Из сумрака вышедши к свету...
Входимость: 8.
32. Учители учителей. 7. Пирамиды
Входимость: 8.
33. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 5
Входимость: 8.
34. Статьи о Пушкине. Пророк
Входимость: 7.
35. В зеркале
Входимость: 7.
36. Д. С. Мережковский как поэт
Входимость: 7.
37. К. Д. Бальмонт. Статья вторая. Куст сирени
Входимость: 7.
38. Сестры
Входимость: 7.
39. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 4
Входимость: 7.
40. Огненный ангел. (Глава 7)
Входимость: 7.
41. К. Д. Бальмонт. Статья первая. Будем как солнце!
Входимость: 7.
42. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Андрей Белый
Входимость: 6.
43. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 2)
Входимость: 6.
44. Статьи о Пушкине. Стихотворная техника Пушкина
Входимость: 6.
45. Мои воспоминания о Викторе Гофмане
Входимость: 6.
46. Метерлинк-утешитель (О "жёлтой опасности")
Входимость: 6.
47. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков
Входимость: 6.
48. Смысл современной поэзии
Входимость: 6.
49. Юрий Сидоров, В. Поляков, И. Животов, А. Булдеев
Входимость: 6.
50. Огненный ангел. (Глава 10)
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 16. Размер: 51кб.
Часть текста: наш магический опыт I Доводы шли ко мне с двух разных сторон, как воины двух враждебных партии, и мне не легко было склонить весы моего разумения на одну сторону, потому что на обе чаши их я мог класть всё новые и новые соображения. С одной стороны, многое говорило за то, что страшный мой полёт на шабаш был только сонным видением, вызванным ядовитыми испарениями мази, которой я натёр своё тело. Плащ, на котором я очнулся, был измят и скомкан именно так, как это должно было случиться от продолжительного на нём лежания человеческого тела. Нигде на моём теле не было никаких следов ночного путешествия, особенно же на ногах никаких царапин или ссадин от пляски босиком на лугу и от бега по лесу. Наконец, - и это самое важное, - на моей груди не было заметно знака от укола рогом, которым, как мне казалось, мастер Леонард поставил на мне вечное клеймо Дьявола, sigillum diabolicum. С другой стороны, связность и последовательность моих воспоминаний далеко превосходили всё, что обычно имеет место по отношению ко сну. Память сообщала мне такие подробности о бесовских игрищах, которые до того времени были мне решительно неизвестны и измыслить которые не было у меня ни малейших оснований. Кроме того, мне совершенно ясно представлялось, что участвовал я в хороводе ведьм телесно, а не духом, если даже допустить возможность прижизненного отделения духа от тела, что охотно признаёт божественный Платон, но в чём сильно сомневается большинство философов. Наконец пришло мне в голову, что есть верный способ разрешить мои сомнения. Если всё виденное мною было реальностью, то Рената, обманув меня, следовала за мною в воздушном перелёте и теперь должна была или медлить ещё вне дома, или лежать в своей постели столь же утомлённой, как я. В новом припадке гнева и ревности стал я поспешно приводить себя в порядок и одеваться, что было мне сделать не легко, так как...
2. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 16. Размер: 59кб.
Часть текста: оставался мечтателем, фантастом и, в сущности, воплощал в своих произведениях только идеальный мир своих видений. Как фантастические повести Гоголя, так и его реалистические поэмы — равно создания мечтателя, уединенного в своем воображении, отделенного ото всего мира непреодолимой стеной своей грезы. К каким бы страницам Гоголя ни обратились мы — славословит ли он родную Украину, высмеивает ли пошлость современной жизни, хочет ли ужаснуть, испугать пересказом страшных народных преданий или очаровать образом красоты, пытается ли учить, наставлять, пророчествовать, — везде видим мы крайнюю напряженность тона, преувеличения в образах, неправдоподобие изображаемых событий, исступленную неумеренность требований. Для Гоголя нет ничего среднего, обыкновенного, — он знает только безмерное и бесконечное. Если он рисует картину природы, то не может не утверждать, что перед нами что-то исключительное, Божественное; если красавицу, — то непременно небывалую; если мужество, — то неслыханное, превосходящее все...
3. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 15. Размер: 60кб.
Часть текста: мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе I 1 В поэзии слово — все; в прозе (художественной) слово — только средство. Поэзия творит из слов, создающих образы и выражающих мысли; проза (художественная) — из образов и мыслей, выраженных словами. Если автор достигает своей цели, подчинив себе стихию слова, его создания — поэзия, хотя бы они и были написаны — прозой, т. е. не стихами (таковы иные «сказки» Эдгара По, многие «поэмы в прозе» Бодлера и т. под.). Если конечная цель автора достигнута силою образов, энергией выражений, ясностью и точностью мысли, его создания — проза, хотя бы они и были написаны стихами, размеренными строчками с рифмами или без оных (пример: весьма многие стихотворения, часто вовсе не «плохие»). Оживленное слово — вот результат творчества поэта; оживить слово — вот его задача. 2 Выражения «поэзия» и «проза» от долгого употребления утратили определенность своих очертаний, т. е. не покрывают вполне определенных понятий. В смысле широком «поэзия» — все создания искусства, выраженные словом. Тогда и роман, например, «Война и мир», также — поэзия. В более узком (и более подлинном) смысле, «поэзия» — особый род словесного искусства, противопоставляемый «художественной прозе». Роман —...
4. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 15. Размер: 40кб.
Часть текста: пустынно и первая обедня ещё не начиналась. И довольно долго так сидел я, словно соглядатай, высматривающий путь в неприятельский город, но преданный мыслям и смутным и невыразимым, как впечатления от позабытого сна. Мечтания мои прервал брат Фома, приблизившийся неслышно и приветствовавший меня как давнего друга, и я, как ни тягостно мне было, что потревожили моё уединение, почти обрадовался этой встрече, подумав тотчас, что от инквизитора можно узнать подробности о сестре Марии: ибо тёмное беспокойство не покидало моей души. Однако брат Фома, вместо ответа на все мои вопросы, повёл длинную и лицемерную речь о развращении века сего и начал пространно жаловаться, что потакают протестантам сами князья церкви. Так, понизив голос, словно мог нас кто услышать, сообщил он мне, что Архиепископ Кёльнский, Герман, состоит в дружбе с Эразмом, и притом долго щадил еретиков Падерборнских, и что даже наш Архиепископ Иоанн, в свите которого мы оба состоим, не погнушался заключить союз с Филиппом Гессенским, отъявленным лютеранцем. Очень может быть, что такие клеветы рассчитаны были на то, чтобы услышать, в свою очередь, от меня доносы на других лиц, хотя бы на нашего графа, но я был очень осторожен в ответах и постоянно старался перевести разговор на то событие, ради которого было предпринято всё наше путешествие. В конце концов брат Фома сказал мне: - Сестру Марию многие славят как святую и уверяют, что обладает она даром исцелять больных одним наложением рук, как благочестивейший король французский. Мне, однако, скромная моя опытность подсказывает, что сестра эта состоит в сношениях с Дьяволом, который...
5. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 15. Размер: 46кб.
Часть текста: её обольстительные надежды, сделали то, что она обессилела, словно перенеся долгую и сложную болезнь. Утром, после той ночи, когда тщётно ждали мы графа Генриха, Рената была решительно не в силах подняться с кровати, не могла пошевелить левой рукой и жаловалась, что в голову её словно заколочен острый гвоздь, - так что пришлось ей несколько дней провести в постели. Мне было большим счастием ухаживать за больной, как служителю и госпитале, кормить и поить её, как слабого ребёнка, оберегать её усталый сон и искать для неё, в своих скудных познаниях по медицине, облегчающих боли средств. Хотя Рената принимала мои услуги с обычною для неё королевской небрежностью, однако и по выражению её глаз, и по отдельным словам вправе я был заключать, что она ценит мою преданность и мои заботы, чем был я награждён с избытком за все недавние муки. И после первых пяти дней с Ренатою, напоминавших неутихающий водоворот между скал, настали для меня дни тихие, грустные, но сладостные, так все похожие друг на друга, что можно было их принять за один день, только отражённый в нескольких зеркалах. Возвращаясь теперь мысленно к тому времени, чувствую я, как птичьи когти тоски сжимают мне сердце, и готов я, с ропотом на Творца, признать воспоминание самым жестоким из его даров. Но всё же не могу воздержаться, чтобы не описать, хотя бы кратко, и те комнаты, в которых свершилась вся наша трагическая судьба, и тот склад нашей жизни, который, при всех переменах, сохранялся до рокового часа первой разлуки. Так как Рената не заговаривала со мною ни о родственниках, которые будто бы были у неё в Кёльне, ни о...

© 2000- NIV