Cлово "ДЕЛО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДЕЛУ, ДЕЛЕ, ДЕЛА, ДЕЛОМ

1. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 24. Размер: 66кб.
2. Брик О. М.: Брюсов против Ленина
Входимость: 21. Размер: 12кб.
3. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 18. Размер: 48кб.
4. Гиппиус З. Н.: Одержимый
Входимость: 16. Размер: 74кб.
5. Обручение Даши. (Глава 8)
Входимость: 13. Размер: 13кб.
6. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 12. Размер: 91кб.
7. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Андрей Белый
Входимость: 11. Размер: 53кб.
8. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 4)
Входимость: 11. Размер: 41кб.
9. Свобода слова
Входимость: 11. Размер: 14кб.
10. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Есенин
Входимость: 11. Размер: 60кб.
11. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 11. Размер: 56кб.
12. Огненный ангел
Входимость: 11. Размер: 27кб.
13. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 10. Размер: 51кб.
14. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 10. Размер: 89кб.
15. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 9. Размер: 60кб.
16. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион
Входимость: 9. Размер: 34кб.
17. Обручение Даши. (Глава 2)
Входимость: 9. Размер: 11кб.
18. Статьи о Пушкине. Гаврилиада
Входимость: 9. Размер: 28кб.
19. Валерий Брюсов. Здравого смысла тартарары
Входимость: 9. Размер: 37кб.
20. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава IX
Входимость: 9. Размер: 18кб.
21. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 8. Размер: 51кб.
22. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 8. Размер: 63кб.
23. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гершензон
Входимость: 8. Размер: 21кб.
24. Литературная жизнь Франции. Научная поэзия
Входимость: 8. Размер: 37кб.
25. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гумилев и Блок
Входимость: 8. Размер: 30кб.
26. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 8. Размер: 46кб.
27. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 8. Размер: 94кб.
28. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава VI
Входимость: 7. Размер: 13кб.
29. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 7. Размер: 41кб.
30. Священная жертва
Входимость: 7. Размер: 13кб.
31. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Брюсов
Входимость: 7. Размер: 47кб.
32. Учители учителей. 7. Пирамиды
Входимость: 7. Размер: 46кб.
33. Юпитер поверженный. Книга первая. Глава VIII
Входимость: 7. Размер: 16кб.
34. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Конец Ренаты
Входимость: 7. Размер: 26кб.
35. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 7. Размер: 40кб.
36. Игорь Северянин
Входимость: 7. Размер: 37кб.
37. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава X
Входимость: 6. Размер: 8кб.
38. Огненный ангел. (Глава 8)
Входимость: 6. Размер: 26кб.
39. И. Соколов. В. Я. Брюсов как переводчик (из писем поэта)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
40. Под Старым мостом
Входимость: 6. Размер: 28кб.
41. Огненный ангел. (Глава 13)
Входимость: 6. Размер: 35кб.
42. Чулков - В. Я. Брюсов
Входимость: 6. Размер: 56кб.
43. Обручение Даши. (Глава 10)
Входимость: 6. Размер: 14кб.
44. Юпитер поверженный. Книга третья. Глава III
Входимость: 6. Размер: 16кб.
45. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 6. Размер: 41кб.
46. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Mуни
Входимость: 6. Размер: 24кб.
47. Учители учителей. Атлантида. I. Традиция
Входимость: 6. Размер: 34кб.
48. Айхенвальд Ю. И.: Валерий Брюсов
Входимость: 6. Размер: 49кб.
49. Огненный ангел. (Глава 3)
Входимость: 6. Размер: 38кб.
50. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 6. Размер: 59кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 24. Размер: 66кб.
Часть текста: Однако долгие годы меж нами не было никакой связи. Моя литературная жизнь протекала среди людей, которые Горькому были чужды и которым Горький был так же чужд. В 1916 году в Москву приехал Корней Чуковский. Он сказал мне, что возникшее в Петербурге издательство "Парус" собирается выпускать детские книги, и спросил, не знаю ли я молодых художников, которым можно заказать иллюстрации. Я назвал двух - трех москвичей и дал адрес моей племянницы, жившей в Петербурге. Ее пригласили в "Парус", там она познакомилась с Горьким и вскоре сделалась своим человеком в его шумном, всегда многолюдном доме. Осенью 1918 года, когда Горький организовал известное издательство "Всемирная Литература", меня вызвали в Петербург и предложили заведовать московским отделением этого предприятия. Приняв предложение, я счел нужным познакомиться с Горьким. Он вышел ко мне, похожий на ученого китайца: в шелковом красном халате, в пестрой шапочке, скуластый, с большими очками на конце носа, с книгой в руках. К моему удивлению, разговор об издательстве был ему явно неинтересен. Я понял, что в этом деле его имя служит лишь вывеской. В Петербурге я задержался дней на десять. Город был мертв и жуток. По улицам, мимо заколоченных магазинов, лениво ползли немногочисленные трамваи. В нетопленых домах пахло воблой. Электричества не было. У Горького был керосин. В его столовой на Кронверкском проспекте горела большая лампа. Каждый вечер к ней собирались люди. Приходили А. Н. Тихонов и 3. И. Гржебин, ворочавшие делами "Всемирной Литературы". Приезжал Шаляпин, шумно ругавший большевиков. Однажды явился Красин - во фраке, с какого-то "дипломатического" обеда, хотя я не представляю себе, какая тогда могла быть дипломатия. Выходила к гостям Мария Федоровна Андреева со своим секретарем П. П. Крючковым. Появлялась жена одного из членов императорской фамилии - сам он лежал больной в...
2. Брик О. М.: Брюсов против Ленина
Входимость: 21. Размер: 12кб.
Часть текста: Ленина Брюсов против Ленина В ноябре 1905 года в N 12 газеты "Новая Жизнь" была помещена статья Ленина "Партийная организация и партийная литература". Считая, что в условиях достигнутой относительной свободы слова, партийная социал-демократическая литература, бывшая доселе нелегальной, может, хотя бы на 9/10 стать легальной, Ленин ставит в своей статье вопрос о взаимоотношении этой легальной партийной литературы с партийной организацией. Положение нелегальной печати было просто. "Вся нелегальная печать была партийна, издавалась организациями, велась группами, связанными так или иначе с группами практических работников партии". Связь была непосредственная и теснейшая. При переходе на легальное положенье, при массовом росте социал-демократической литературы связь эта ослабевает и возникает опасность отрыва социал-демократического партийного литературного дела от практической и организационной работы партии. Поэтому Ленин говорит: "литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, "колесиком и винтиком" единого великого социал-демократического механизма, приводимого в движение всем сознательным авангардом всего рабочего класса... Для пролетариата литературное дело не может быть орудием наживы лиц или групп, оно не может быть вообще индивидуальным делом, независимым от общего пролетарского дела". Ленин предвидит возраженья и оговаривает: "Спору нет, литературное дело всего меньше поддается механическому равнению, нивеллированию, господству большинства над меньшинством. Спору нет, в этом деле безусловно необходимо обеспечивание большого простора личной инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии, форме и содержанию. Все это бесспорно, но все это доказывает лишь то, что литературная часть партийного дела пролетариата не может быть шаблонно отождествляема с другими частями партийного дела пролетариата. Все это отнюдь не опровергает того, чуждого и...
3. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 18. Размер: 48кб.
Часть текста: в душе, искали выхода, подобно птицам, запертым в тесной клетке, и я, как тонущий, который хватается за последнюю опору, - рассказал графу всё: как встретил Ренату, как мы прожили с ней зиму, словно муж и жена, причём только причудливость её характера помешала нам закрепить этот союз перед алтарём, как Рената внезапно меня покинула и как я узнал её теперь в сестре Марии; умолчал я только об истинных причинах побега Ренаты, объяснив его её сокрушением о грехах и желанием покаяния, - а закончил своё повествование просьбой, обращённой к графу, помочь мне в моём страшном положении. - Последние недели, - говорил я, - как вы сами, милостивый граф, могли заметить, я как-то примирился или, лучше сказать, свыкся с мыслью, что разлучился с Ренатою навсегда. Но едва я увидел вновь её лицо, как вся любовь в моей душе ожила, как Феникс, и я опять понимаю, что эта женщина мне дороже собственной жизни. Между тем безжалостная судьба, вернув мне Ренату, в то же время бросает её в руки инквизиции, и все улики этого дела говорят мне, что я так чудесно обрёл потерянную лишь затем, чтобы потерять её окончательно! Что могу я предпринять для спасения свой возлюбленной, - я, один, против власти инквизитора, против воли Архиепископа и против силы его стрелков и стражи? Если в вас, граф, не найду я поддержки и защиты, если в вас нет ко мне сострадания, не останется мне ничего другого, как разбить себе голову о стену той тюрьмы, где заключена Рената! Приблизительно так говорил я графу, и он слушал меня с большой чуткостью и отдельными...
4. Гиппиус З. Н.: Одержимый
Входимость: 16. Размер: 74кб.
Часть текста: или дополняют его схожим звуком другой; бросают краски мазками, пятнами, как на декорациях. Это громадное дело; его можно делать и гениально, и бездарно... В моих "сказках действительности" я не истолковываю "человека". Я рассказываю о нем подлинном, настоящем, каким он прошел перед моими глазами,-- или даже мелькнул -- и каким он мне показался. Известен ли человек, обладает ли он какими-нибудь исключительными талантами или нет,-- все равно; ведь часто самые неизвестные, незаметные люди бывают интереснее, как люди, знаменитейших писателей и общественных деятелей. Я пишу лишь о тех, с кем встреч уже не жду на этом свете,-- потому ли, что они отошли за его черту, или потому, что отошли за непереступимую для меня черту человеческую, как Брюсов-большевик и другие. Повторяю, впрочем, то, что было сказано в рассказе "о Блоке": о живых или о мертвых пишешь -- надо говорить правду; и о живых или о мертвых пишешь -- надо о чем-то, о какой-то фактической правде, хорошей и дурной,-- умолчать. Эти умолчания не искажают образа. Но не надо прикасаться к "тайне Личности", которая должна быть,-- и все равно будет -- сокрыта навсегда. _______ Поэт Валерий Брюсов -- с 18-го, кажется, года -- коммунист. Мало того: он сразу же пошел в большевицкую цензурную комиссию,-- не знаю, как она у них там называется, чуть ли не сделался ее председателем и заявил себя цензором строгим, беспощадным, суровым. Была у него издана, еще при нас, брошюрка: "Почему я стал коммунистом", но мне не попалась, да, признаться, и не заинтересовала меня: догадаться, как Валерий Брюсов стал "коммунистом", можно и без брошюрки, если немного знать автора. Между нами никогда не было ни дружбы, в настоящем смысле слова, ни внутренней близости. Видимость, тень всего этого -- была. В продолжение долгих лет видались мы постоянно, периодами же работали вместе, в одних и тех же изданиях. Говоря о нем, я, как в рассказе о Блоке, ограничусь...
5. Обручение Даши. (Глава 8)
Входимость: 13. Размер: 13кб.
Часть текста: инструмента в доме не было. Играли на гитаре по очереди, и все играли плохо, но это не мешало молодежи веселиться. Фаина сама пригласила Кузьму на кадриль. - Вы танцуете, Кузьма Власьевич? - спросила она. - Как же-с, Фаина Васильевна. Нынче все танцевать обязаны, то есть ежели кто хочет бывать в обществе. Почему же вы меня таким необразованным считаете? - Полноте, я ничего такого не думала. Многие очень образованные люди не танцуют. Итак, мы будем с вами танцевать кадриль. Я уже просила Аркадия Семеновича быть нашим визави. В кармане у Кузьмы были припасены для танцев перчатки, но не белые, а цветные. Уже после покупки их он узнал, что для танцев нужны белые перчатки, и это его мучило. Однако он с радостью увидел, что молодежь танцует без всяких перчаток, и благоразумно не показал своих вовсе. Мучило Кузьму еще опасение, что он перепутает все фигуры танцев, и он наскоро перебирал в уме наставления танцевального учителя. Но и эти опасения были излишни. Танцы шли "по-домашнему", и танцевальный учитель пришел бы в истинный ужас, видя, что никакие позиции здесь не соблюдаются. За кадрилью было весело: смеялись, обменивались шутками. Даже Аркадий отказался от своего мрачного вида и, меняясь дамами с Кузьмой, острил по этому породу, намекая на его чувство к Фаине. Развеселился и Кузьма, поняв, что к нему вовсе не относятся с намеренным пренебрежением. В перерыве между двумя фигурами Фаина сказала Кузьме: - Мне надо поговорить с вами, Кузьма Власьевич. Сядем после кадрили в сторонке. Когда закончился традиционный grand rond [Большой круг (фр.) - фигура в общем танце] и распорядитель танцев объявил польку, Фаина усадила своего кавалера за круглый столик и повела деловой разговор. - Позвольте, Кузьма Власьевич, сказать вам откровенно, что вы с первого знакомства показались мне человеком очень симпатичным. Все, что вы говорили, было так дельно, что я сразу почувствовала к вам доверие. Если и вы мне...

© 2000- NIV