Cлово "ПОЭТОВ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОЭТОВЫМ

1. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 52.
2. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 6
Входимость: 27.
3. О рифме
Входимость: 13.
4. Среди стихов
Входимость: 12.
5. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 3
Входимость: 12.
6. Белый А.: Луг зеленый (отрывок - Брюсов)
Входимость: 11.
7. Новые течения в русской поэзии
Входимость: 9.
8. Будущее русской поэзии. Антология и-ва "Мусагет"
Входимость: 9.
9. Из сумрака вышедши к свету...
Входимость: 9.
10. Шершеневич В. Г.: В. Я. Брюсов глазами современника
Входимость: 8.
11. Литературная жизнь Франции. Научная поэзия
Входимость: 8.
12. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гумилев и Блок
Входимость: 8.
13. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 5
Входимость: 8.
14. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 4
Входимость: 7.
15. Смысл современной поэзии
Входимость: 7.
16. Стихи 1911 года
Входимость: 7.
17. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 6.
18. В защиту от одной похвалы
Входимость: 6.
19. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 7
Входимость: 6.
20. Погоня за образами
Входимость: 6.
21. Вячеслав Иванов. Андрей Белый
Входимость: 6.
22. Ф. И. Тютчев. Смысл его творчества
Входимость: 6.
23. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 5.
24. Голубкова А.А.: Критерии оценки в литературной критике В.В. Розанова. 2. 1. 1. Пушкин в сопоставлении с другими авторами
Входимость: 5.
25. Гроссман Л. П.: Последний отдых Брюсова
Входимость: 5.
26. Об одном вопросе ритма (старая орфография)
Входимость: 5.
27. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 5.
28. Тяпков С. И.: Брюсов В. Я. - биобиблиографическая справка
Входимость: 4.
29. М. П. Алексеев. Мур и русские писатели XVII века
Входимость: 4.
30. Мои воспоминания о Викторе Гофмане
Входимость: 4.
31. Александр Блок
Входимость: 4.
32. Биография (вариант 3)
Входимость: 4.
33. М. Лозинский. Валерий Брюсов и его перевод "Давида Сасунского"
Входимость: 4.
34. В. Я. Брюсов. Почему должно изучать Пушкина?
Входимость: 4.
35. Фиалки в тигеле
Входимость: 4.
36. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 4.
37. Статьи о Пушкине. Пушкин-мастер
Входимость: 4.
38. Валерий Брюсов. Здравого смысла тартарары
Входимость: 4.
39. М. Кузмин, М. Волошин, Ю. Балтрушайтис и др
Входимость: 4.
40. О "речи рабской", в защиту поэзии
Входимость: 3.
41. Сергей Городецкий, Сергей Кречетов
Входимость: 3.
42. Женщины-поэты
Входимость: 3.
43. Федоров В. С.: Поэт XX века
Входимость: 3.
44. Гроссман Л. П.: Брюсов и французские символисты
Входимость: 3.
45. Статьи о Пушкине. Стихотворная техника Пушкина
Входимость: 3.
46. И. Соколов. В. Я. Брюсов как переводчик (из писем поэта)
Входимость: 3.
47. Синтетика поэзии
Входимость: 3.
48. Н. А. Некрасов как поэт города
Входимость: 3.
49. Чулков - В. Я. Брюсов
Входимость: 3.
50. Пролетарская поэзия
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии
Входимость: 52. Размер: 94кб.
Часть текста: когда нередко книга, напечатанная в Петрограде, тем более в провинции, оставалась неведомой в Москве. Очень вероятно, что ряд явлений, может быть, интересных, ускользнул от моего внимания. Вместе с тем огромное все-таки количество альманахов, книг, книжек, брошюр со стихами, изданных за 5 лет, которые не все можно было вновь получить в руки, заставляло о многом говорить по памяти. Вполне возможно, что, делая посильную оценку нескольких сот изданий, я в иных случаях допустил суждения, недостаточно обоснованные. Во всех этих пропусках и промахах заранее прошу извинения, не столько у читателей, сколько у товарищей-поэтов. Однако важнее ответственность другого рода. Обозревая жизнь русской поэзии за годы 1917 - 1922, я должен был говорить о всех ее направлениях, т. е. о символистах и примыкающих к ним течениях, о футуристах и связанных с ними группах, о поэтах пролетарских и крестьянских. Подход к каждому из этих направлений представлял лично для меня особые трудности. Оценивая поэзию символистов, я должен был, по крайнему моему разумению, отнестись отрицательно к их деятельности за последние годы. Между тем я сам, как поэт, теснейшим образом связан с движением символизма. Доля обвинений, выдвинутых мною против символистов, падает и на меня. Само собой понятно, что я не считал уместным писать о своих собственных стихах. Но здесь, в предисловии, позволю себе сказать, что, действительно, признаю, поскольку способен критически отнестись к себе, и свои стихи 1912 - 1917 года не свободными от общих недостатков символической поэзии того периода. Но, продолжая столь же откровенно, думаю, что некоторых, роковых для символизма, путей мне удалось избежать и что мои стихи следующего пятилетия ("В такие дни", 1920 г.; "Миг", 1922 г.; "Дали", 1922 ...
2. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 6
Входимость: 27. Размер: 25кб.
Часть текста: гг.), впрочем, оставивший превосходную «Песню о прялке» (также включенную в наш сборник). Ряд других поэтов развивали темы Патканьяна и Шах-Азиза, «подыгрывая» им, но вместе с тем и двигая их дело вперед. Однако подлинное раскрытие всех богатств, заложенных в армянской поэзии, суждено было только следующему поколению поэтов, — родившихся в 60-х годах XIX в. и, следовательно, выступивших на литературное поприще в 80-х и 90-х годах. В истории всех литератур известны такие эпохи, когда для поэзии вдруг наступает время цветения, словно для вишневого дерева с наступлением весны. Такую эпоху и пережила поэзия «русских армян», когда в последние десятилетия прошлого века один за другим стали выдвигаться — Иоаннисиан, Цатуриан, Туманьян и Исаакиан. Иоаннес Иоаннисиан (род. в 1864 г.) выступил с первым сборником стихов в 1886 г., в эпоху, когда поэтическая деятельность Шах-Азиза временно прервалась, а Патканьяна — стала несколько менее интенсивной, и был сразу встречен сочувственно и критикой и читателями. С тех пор Иоаннисиан до последнего времени продолжает работать как поэт, помещая свои стихи в периодических изданиях, хотя отдельных книг им издано немного (с его именем вышли всего 3 сборника стихов). Образование Иоаннисиан получил в Московском университете, что позволило ему вполне овладеть русским языком и дать позднее несколько мастерских переводов различных произведений русской поэзии. Некоторое время Иоаннисиан был преподавателем в Эчмиадзинской академии, затем — в семинарии в Тифлисе; за последние годы — переселился в Баку, где занял должность инспектора городских училищ. Человек прекрасно образованный, воспитавший свой вкус на классических образцах мировой литературы, Иоаннисиан во многих отношениях был создателем новейшей фазы новой армянской поэзии: многие ее деятели являются или прямыми учениками Иоаннисиана, или связаны с ним...
3. О рифме
Входимость: 13. Размер: 30кб.
Часть текста: углом зрения своих собственных теорий. Возможно, что кажущееся слишком известным мне мало кому знакомо вообще, а представляющееся мне недоразумением просто — иное мнение, даже более правильное, чем мое. Тем не менее, если бы я захотел отметить все случаи, в которых я мог бы поправить или дополнить В. Жирмунского, мне пришлось бы написать новую книгу о рифме. Постараюсь выбрать из этих замечаний, в пределах журнальной статьи, то что более важно и менее специально, сознавая, однако, что последнее особенно трудно: самый вопрос достаточно специален. Книга озаглавлена: «Рифма, ее история и теория». Таким образом, в ней две стороны: теоретическая и историческая. К первой относится обширная глава «Классификация рифмы», ко второй — главы «Из истории русской рифмы» и «Происхождение рифмы». Эти три главы дополняются введением — «Проблема рифмы», заключением — «Общие выводы» и учеными примечаниями (ссылки на аналогичные работы, экскурсы по частным вопросам и т. п.). Я буду историю рифмы и теорию рифмы рассматривать раздельно. I Раньше остановлюсь на истории. В. Жирмунский начинает историю рифмы с «новоевропейских литературных фактов». Он довольно подробно, — пожалуй, слишком подробно для общего плана своей книги, — говорит о созвучиях в поэзии старогерманской и старороманской. Но он только...
4. Среди стихов
Входимость: 12. Размер: 17кб.
Часть текста: ли это, что в «Кузнице» есть поэты, есть о чем спорить? Может быть, в стихах поэтов других пролетарских групп и гораздо правильнее пересказаны партийные и иные директивы, но стихи-то эти — пока бледны и по прочтении как-то безнадежно забываются, почему и спорить о них трудно (говорим, конечно, вообще, оставляя в стороне исключения). А вот стихи Кириллова, Герасимова, Александровского, Филипченко, Казина, хотя и многое можно сказать против этих стихов, — в истории русской поэзии останутся. Оттого-то, при всех недостатках поэзии «Кузницы», — а недостатков этих, повторяем, много, — подробно говорить о ней стоит и должно. Ныне «Кузница» достаточно выяснилась, очертилась отчетливым кругом; первоначальное объединение по принципу исключительно идеологическому, включавшее писателей с самой разнообразной техникой, приобрело все черты определенной «литературной школы». Постепенно поэты «Кузницы», — не все, по большинство, — усвоили себе единообразные приемы, одинаковые подходы к темам. В этом есть свое преимущество, но в этом и то начало, которое, в конце концов, приводило все литературные школы к шаблону, к трафарету. Печать надуманности, нарочитости легла и на последние книги «Кузницы». Разумеется, единение идеологическое сохранилось, и в нем — лучшая спайка поэтов «Кузницы». Но на язык литературных принципов эта идеология была переведена еще в 1920 г. и с...
5. Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков. Глава 3
Входимость: 12. Размер: 26кб.
Часть текста: был захвачен в плен мусульманами. Оплот независимости армянского народа рушился: «окно в Европу» было вновь наглухо заколочено. В то же время на севере, как яростная буря, ломавшая все на своем пути, проходили полчища «железного хромца» Тамерлана, которого армянские летописцы именуют Ленктимуром. Вслед за ними должны были нахлынуть орды турок-османов. Ани был разрушен; города и селения лежали в развалинах; жители разбегались. Подступали века тяжелого порабощения, тем более тяжелого, что господами на этот раз являлись не утонченные, хотя бы и «коварные», византийцы, не персы или арабы, народы, умевшие ценить дары искусства и знания, но дикие турки, чуждые всему, кроме своего слепого фанатизма. И странно! Именно в эти века в армянской литературе начинает расцветать изысканный цветок чистой лирики. Эпоха была в высшей степени неблагоприятна для всех вообще проявлений литературной деятельности. В то самое время, когда Запад начинал дышать первыми веяниями обновляющего Возрождения, когда в Европе мрачную схоластику прорезывали первые лучи воскресающего античного искусства и оживающей греко-римской науки, когда в средневековое миросозерцание, превыше всего ставившее умерщвление плоти, проникало сияние эллинской жизнерадостности, — в это самое время Армения силою вещей была отброшена к самым черным дням эпохи переселения народов, ко дням Аттилы и вандалов. Как в самое раннее средневековье, в Армении той поры литературе и науке приходилось ютиться и укрываться по уединенным монастырям; совместная литературная деятельность сделалась почти...

© 2000- NIV