Cлово "ЧАС, ЧАСЫ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧАСОВ, ЧАСА, ЧАСАМИ

1. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 14.
2. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 13.
3. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 12.
4. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 11.
5. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 11.
6. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион. Действие второе
Входимость: 11.
7. Статьи о Пушкине. Пушкин в Крыму
Входимость: 10.
8. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 10.
9. В зеркале
Входимость: 9.
10. Огненный ангел. (Глава 10)
Входимость: 9.
11. Огненный ангел. (Глава 9)
Входимость: 9.
12. Сестры
Входимость: 8.
13. Семь земных соблазнов. (Часть 3)
Входимость: 8.
14. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 8.
15. Гора Звезды. (Глава 21)
Входимость: 8.
16. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 5)
Входимость: 8.
17. Переводы. Оскар Уайльд. Баллада Рэдингской тюрьмы
Входимость: 8.
18. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Брюсов
Входимость: 8.
19. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 8.
20. Огненный ангел. (Глава 3)
Входимость: 8.
21. На похоронах Толстого
Входимость: 7.
22. Под Старым мостом
Входимость: 7.
23. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гумилев и Блок
Входимость: 7.
24. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 7.
25. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 7.
26. Эмиль Верхарн. Часы
Входимость: 6.
27. М. П. Алексеев. Мур и русские писатели XVII века
Входимость: 6.
28. Поль Верлен. * * * ("Снежных хлопьев вереницы")
Входимость: 6.
29. Памяти колдуньи
Входимость: 6.
30. Республика Южного Креста
Входимость: 6.
31. Огненный ангел. (Глава 13)
Входимость: 6.
32. Переводы. Жан-Батист Мольер. Амфитрион
Входимость: 5.
33. Обручение Даши
Входимость: 5.
34. Арватов Б. И.: Контр-революция формы
Входимость: 5.
35. Через пятнадцать лет
Входимость: 5.
36. Новые течения в русской поэзии
Входимость: 5.
37. И. Соколов. В. Я. Брюсов как переводчик (из писем поэта)
Входимость: 5.
38. Рея Сильвия. (Глава 6)
Входимость: 5.
39. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 5.
40. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава III
Входимость: 5.
41. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская
Входимость: 5.
42. Шершеневич В. Г.: В. Я. Брюсов глазами современника
Входимость: 4.
43. Краски
Входимость: 4.
44. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 4)
Входимость: 4.
45. Статьи о Пушкине. Медный всадник
Входимость: 4.
46. Последние страницы из дневника женщины. (Глава 14)
Входимость: 4.
47. Последние страницы из дневника женщины. (Глава 17)
Входимость: 4.
48. Переводы. Сасунци Давид
Входимость: 4.
49. Александр Блок
Входимость: 4.
50. Моцарт
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 14. Размер: 66кб.
Часть текста: и дал адрес моей племянницы, жившей в Петербурге. Ее пригласили в "Парус", там она познакомилась с Горьким и вскоре сделалась своим человеком в его шумном, всегда многолюдном доме. Осенью 1918 года, когда Горький организовал известное издательство "Всемирная Литература", меня вызвали в Петербург и предложили заведовать московским отделением этого предприятия. Приняв предложение, я счел нужным познакомиться с Горьким. Он вышел ко мне, похожий на ученого китайца: в шелковом красном халате, в пестрой шапочке, скуластый, с большими очками на конце носа, с книгой в руках. К моему удивлению, разговор об издательстве был ему явно неинтересен. Я понял, что в этом деле его имя служит лишь вывеской. В Петербурге я задержался дней на десять. Город был мертв и жуток. По улицам, мимо заколоченных магазинов, лениво ползли немногочисленные трамваи. В нетопленых домах пахло воблой. Электричества не было. У Горького был керосин. В его столовой на Кронверкском проспекте горела большая лампа. Каждый вечер к ней собирались люди. Приходили А. Н. Тихонов и 3. И. Гржебин, ворочавшие делами "Всемирной Литературы". Приезжал Шаляпин, шумно ругавший большевиков. Однажды явился Красин - во фраке, с какого-то "дипломатического"...
2. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 13. Размер: 51кб.
Часть текста: на одну сторону, потому что на обе чаши их я мог класть всё новые и новые соображения. С одной стороны, многое говорило за то, что страшный мой полёт на шабаш был только сонным видением, вызванным ядовитыми испарениями мази, которой я натёр своё тело. Плащ, на котором я очнулся, был измят и скомкан именно так, как это должно было случиться от продолжительного на нём лежания человеческого тела. Нигде на моём теле не было никаких следов ночного путешествия, особенно же на ногах никаких царапин или ссадин от пляски босиком на лугу и от бега по лесу. Наконец, - и это самое важное, - на моей груди не было заметно знака от укола рогом, которым, как мне казалось, мастер Леонард поставил на мне вечное клеймо Дьявола, sigillum diabolicum. С другой стороны, связность и последовательность моих воспоминаний далеко превосходили всё, что обычно имеет место по отношению ко сну. Память сообщала мне такие подробности о бесовских игрищах, которые до того времени были мне решительно неизвестны и измыслить которые не было у меня ни малейших оснований. Кроме того, мне совершенно ясно представлялось, что участвовал я в хороводе ведьм телесно, а не духом, если даже допустить возможность прижизненного отделения духа от тела, что охотно признаёт божественный Платон, но в чём сильно сомневается большинство философов. Наконец пришло мне в голову, что есть верный способ разрешить мои сомнения. Если всё виденное мною было...
3. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 12. Размер: 41кб.
Часть текста: наполняло до краев, и свыше края, сознание, что счастие моей жизни - в одной Ренате, и что без неё - нет для меня смысла видеть день или встречать ночь. Месяцы, проведённые мною с Ренатою, представлялись мне временем эдемского блаженства, и при мысли, что я мог утратить его так легкомысленно, я готов был в ярости кричать самому себе все проклятия и бить самого себя по лицу, как презреннейшего негодяя. Конечно, исполнил я всё, что только было в моих силах, чтобы разыскать Ренату. Я подробно опросил, не жалея подачек, всех сторожей у городских ворот, не проходила ли, или не проезжала ли через эти ворота женщина, подобная Ренате. Я навёл все возможные справки в гостиницах, монастырях и всех других местах, где могла бы она найти приют, причём, сознаюсь, в безумии своём, обращался с вопросами даже в публичные дома. Я не постыдился вынести свой позор на улицу и пошёл со своими жалобами и просьбами к тем нашим соседкам Катарине и Маргарите, с которыми одно время водила странную дружбу Рената. Но на все мои розыски получал я лишь пожимание плеч, а в иных случаях, когда расспрашивал с излишним волнением и слишком страстной настойчивостью, - и жестокие насмешки или просто брань в ответ. В то же время, хватаясь за бессмысленную надежду - повстречать Ренату где-либо на перекрестке, неустанно обегал я улицы и площади города, простаивал часами на пристанях и рынках, входил во все церкви, где любила молиться Рената, и воспалённым взглядом всматривался в коленопреклонённые образы, мечтая различить среди них слишком знакомую фигуру. Тысячу раз представлял я себе, как, столкнувшись внезапно с Ренатою где-нибудь в узком проходе, схвачу я её за плащ, если она торопливо захочет бежать прочь, упаду на колени в уличную грязь и скажу ей: "Рената, я - твой, опять - твой, навсегда и совсем! Возьми меня, как раба, как вещь, как Господь Бог берёт душу! Делай со мною что хочешь: сомни меня, как горшечник свою глину, приказывай мне, - я буду...
4. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 11. Размер: 63кб.
Часть текста: окружение Валерий Брюсов и его окружение Как бы ни относиться в настоящее время к творчеству Брюсова, одно следует, несомненно, признать. В свое время он являлся значительным новатором в области русского стихосложения, и его особой немало интересовались как собратья по перу, так и просто досужие люди. Причем рассказывалось много вздора и небылиц. Постараюсь сообщить в моих воспоминаниях лишь то, что память сохранила как подлинное. Дед В. Я. Брюсова Кузьма Андреевич был крепостным графа Брюса, у которого много лет состоял буфетчиком. Года за два до освобождения крестьян он выкупил себя и жену у барина и переселился из провинции в Москву, где занялся торговлей пробками. По его смерти семье Брюсовых достался дом в Москве, на Цветном бульваре, и тысяч двести капиталу. Сын Кузьмы Андреевича, Яков Кузьмич, отец поэта, в смысле коммерческой деловитости мало чем напоминал отца. Полный, небрежно одетый, с всклокоченной рыже-серой бородой, он просиживал целыми днями за старинным письменным столом, на котором в беспорядке стояли остатки закусок и неизменно -- бутылка коньяку. Яков Кузьмич проводил время за чтением "Русского богатства", "Русской мысли" и других толстых журналов. Изредка вместо журналов появлялся какой-нибудь новый французский роман. По вечерам Яков Кузьмич чаще всего раскладывал пасьянсы. Как передавали, Кузьма Андреевич мечтал в свое время сделать из сына достойного себе преемника по делам. Дал ему достаточное образование и всячески старался заинтересовать его своей торговлей. Из этих попыток вышло мало толку. На Арбате, например, был открыт магазин...
5. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 11. Размер: 56кб.
Часть текста: исполнено правильно и согласно с указаниями науки. Конечно, отважился бы я повторить вызывание и без помощи Ренаты, если бы не останавливала меня мысль, что ничего нового в свои приёмы внести я не могу и что, следовательно, ничего нового не вправе и ожидать. В этой моей неуверенности, как огонь маяка в белом береговом тумане, стал мерцать мне один замысел, который сначала отгонял я, как неисполнимый и безнадёжный, но который потом, когда мечта с ним освоилась, показался досягаемым. От Якова Глока знал я, что тот писатель, сочинение которого о магии было для меня самой ценной находкой среди всего собранного мною книжного богатства и который дал мне наконец ариаднину нить, выведшую меня из лабиринта формул, имён и непонятных афоризмов, - доктор, Агриппа Неттесгеймский, проживал всего в нескольких часах езды от моего местопребывания: в городе Бонне, на Рейне же. И вот, всё более и всё более, стал я задумываться над тем, что мог бы за разрешением своих сомнений обратиться к этому человеку, посвящённому во все тайны герметических наук и действительно знавшему из опыта и из сношений с другими учёными многое такое, что неуместно было бы передавать через печать profano vulgo. Казалось мне дерзким личными своими делами встревожить работу или отдых мудреца, но в тайне сердца не почитал я себя недостойным встречи с ним и не думал, что моя беседа покажется ему смешной и нелюбопытной. За советом, ещё не решив, как...

© 2000- NIV