Cлово "КОМНАТА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КОМНАТУ, КОМНАТЫ, КОМНАТЕ, КОМНАТАХ

1. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 17.
2. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 16.
3. Учители учителей. 2. Лабиринт
Входимость: 16.
4. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 15.
5. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 15.
6. Огненный ангел. (Глава 1)
Входимость: 14.
7. Огненный ангел. (Глава 10)
Входимость: 13.
8. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 12.
9. Огненный ангел. (Глава 3)
Входимость: 12.
10. Метерлинк Морис. Пелеас и Мелисанда (драма)
Входимость: 11.
11. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава XI
Входимость: 9.
12. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 9.
13. Сестры
Входимость: 9.
14. Огненный ангел. (Глава 13)
Входимость: 9.
15. Обручение Даши. (Глава 4)
Входимость: 9.
16. В зеркале
Входимость: 8.
17. Последние страницы из дневника женщины. (Глава 17)
Входимость: 7.
18. Огненный ангел. (Глава 2)
Входимость: 7.
19. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 7.
20. Защита
Входимость: 7.
21. Обручение Даши. (Глава 10)
Входимость: 6.
22. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Брюсов
Входимость: 6.
23. Огненный ангел. (Глава 7)
Входимость: 6.
24. Огненный ангел. (Глава 8)
Входимость: 5.
25. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава II
Входимость: 5.
26. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 5.
27. Моцарт. (Глава 5)
Входимость: 5.
28. Пильский П. М.: Валерий Брюсов
Входимость: 5.
29. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 4)
Входимость: 4.
30. Гора Звезды. (Глава 20)
Входимость: 4.
31. С. П. Ильёв. "Огненный Ангел". Введение в комментарий
Входимость: 4.
32. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава XII
Входимость: 4.
33. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 3)
Входимость: 4.
34. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 4.
35. Семь земных соблазнов. (Часть 6)
Входимость: 4.
36. Семь земных соблазнов. (Часть 3)
Входимость: 4.
37. Огненный ангел. (Глава 9)
Входимость: 4.
38. Семь земных соблазнов
Входимость: 4.
39. Гора Звезды. (Глава 21)
Входимость: 4.
40. Семь земных соблазнов. (Часть 2)
Входимость: 4.
41. Гиппиус З. Н.: Одержимый
Входимость: 4.
42. Юпитер поверженный. Книга вторая. Глава IX
Входимость: 4.
43. Юпитер поверженный. Книга первая. Глава VI
Входимость: 3.
44. Юпитер поверженный. Книга первая. Глава V
Входимость: 3.
45. Обручение Даши. (Глава 9)
Входимость: 3.
46. Учители учителей. 5. История эгейцев
Входимость: 3.
47. Дитя и безумец
Входимость: 3.
48. "Жизнь человека" в Художественном театре
Входимость: 3.
49. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Гершензон
Входимость: 3.
50. Гора Звезды. (Глава 15)
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 17. Размер: 40кб.
Часть текста: отправляющегося в город Трир, мысленно рассмеялся. В самом деле, шаг за шагом, ступень за ступенью, заставила меня судьба спуститься в глубины, столь далёкие от всех моих прежних планов и намерений, что былая жизнь уже представлялась мне словно снежная вершина за облаками. Однако, так как издавна поставил я себе правилом никогда не жалеть о поступке, раз совершённом, постарался я и своё путешествие с доктором Фаустом обратить к себе стороной, наиболее для меня выгодной. Понемногу, несмотря на тряску повозки, ибо кузов её не был подвешен на ремнях, как то устраивают теперь для облегчения ездящих, удалось мне вовлечь своего спутника в оживлённый разговор. И скоро мог я уже не раскаиваться, что затеял эту поездку, так как доктор Фауст оказался собеседником занимательнейшим. Говорили мы с ним de omni re scibili, если пользоваться любимым выражением Пико делла Мирандола, и я мог убедиться, что области грамматики и натуральной философии, математики и физики, астрономии и юдициарной астрологии, всех медицин и прав, теологии, магии, экономии и других искусств равно знакомы моему спутнику, как хорошему хозяину свой огород. Я сначала оспаривал иные замечания доктора, потом прерывал его речь короткими вставками, но потом беседа наша превратилась в монолог, и я предпочёл играть роль почтительного слушателя. Так длилось, пока Мефистофелес, обратив к нам с козёл своё кривляющееся лицо, не перерезал моего внимания лезвием какой-то нелепой шутки. То было перед нашим приближением к местечку Брюллю, где мы дали отдых лошадям и провели несколько часов в какой-то скверной гостинице. Здесь повстречали мы несколько лоллардов, которые, заговорив с...
2. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 16. Размер: 46кб.
Часть текста: демон, но также и отчаянье, каким сменились её обольстительные надежды, сделали то, что она обессилела, словно перенеся долгую и сложную болезнь. Утром, после той ночи, когда тщётно ждали мы графа Генриха, Рената была решительно не в силах подняться с кровати, не могла пошевелить левой рукой и жаловалась, что в голову её словно заколочен острый гвоздь, - так что пришлось ей несколько дней провести в постели. Мне было большим счастием ухаживать за больной, как служителю и госпитале, кормить и поить её, как слабого ребёнка, оберегать её усталый сон и искать для неё, в своих скудных познаниях по медицине, облегчающих боли средств. Хотя Рената принимала мои услуги с обычною для неё королевской небрежностью, однако и по выражению её глаз, и по отдельным словам вправе я был заключать, что она ценит мою преданность и мои заботы, чем был я награждён с избытком за все недавние муки. И после первых пяти дней с Ренатою, напоминавших неутихающий водоворот между скал, настали для меня дни тихие, грустные, но сладостные, так все похожие друг на друга, что можно было их принять за один день, только отражённый в нескольких зеркалах. Возвращаясь теперь мысленно к тому времени, чувствую я, как птичьи когти тоски сжимают мне сердце, и готов я, с ропотом на Творца, признать воспоминание самым жестоким из его даров. Но всё же не могу воздержаться, чтобы не описать, хотя бы кратко, и те комнаты, в которых свершилась вся наша трагическая судьба, и тот склад нашей жизни, который, при всех переменах, сохранялся до рокового часа первой разлуки. Так как Рената не заговаривала ...
3. Учители учителей. 2. Лабиринт
Входимость: 16. Размер: 29кб.
Часть текста: связанных, быть может, отношениями вассалитета. Столицами этих государств были своеобразные города-дворцы, лабиринты. Наибольший из них открыт Эвансом, на северном берегу острова в области древнего Кносса, близ нынешней Кандии; второй — итальянской миссией, во главе с Альбером (или Гальбгерром, Halbherr), на южном берегу, близ древнего Феста; третий, наименьший, — поблизости от второго, в области, носящей название Агия-Триада. Все три, особенно два первых, представляют значительное сходство в плане и выполнении постройки; сходны и найденные в них предметы. Несомненно, все три лабиринта существовали одновременно и были центрами одной и той же «минойской» культуры (как ее назвал Эванс), составляющей высшее проявление культуры общеэгейской. Помимо лабиринтов, к которым примыкали небольшие предместья, на Крите найдены еще остатки отдельных эгейских городов, на северном и восточном берегу острова (в приморских местностях Гурния, Палеокастро, Като-Закро). Кносский лабиринт был как бы общей столицей и Крита и всего Эгейского мира, своего рода Парижем тех времен. ...
4. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 15. Размер: 51кб.
Часть текста: которой я натёр своё тело. Плащ, на котором я очнулся, был измят и скомкан именно так, как это должно было случиться от продолжительного на нём лежания человеческого тела. Нигде на моём теле не было никаких следов ночного путешествия, особенно же на ногах никаких царапин или ссадин от пляски босиком на лугу и от бега по лесу. Наконец, - и это самое важное, - на моей груди не было заметно знака от укола рогом, которым, как мне казалось, мастер Леонард поставил на мне вечное клеймо Дьявола, sigillum diabolicum. С другой стороны, связность и последовательность моих воспоминаний далеко превосходили всё, что обычно имеет место по отношению ко сну. Память сообщала мне такие подробности о бесовских игрищах, которые до того времени были мне решительно неизвестны и измыслить которые не было у меня ни малейших оснований. Кроме того, мне совершенно ясно представлялось, что участвовал я в хороводе ведьм телесно, а не духом, если даже допустить возможность прижизненного отделения духа от тела, что охотно признаёт божественный Платон, но в чём сильно сомневается большинство философов. Наконец пришло мне в голову, что есть верный способ разрешить мои сомнения. Если всё ...
5. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 15. Размер: 56кб.
Часть текста: моя жизнь. После неудачи нашего опыта я всё ещё не в силах был думать ни о чём ином как о заклинаниях, магических кругах, пентаграммах, пентакулах, именах и характерах демонов... Тщательно пересматривал я страницы изученных книг, стараясь найти причину неуспеха, но только убеждался, что нами всё было исполнено правильно и согласно с указаниями науки. Конечно, отважился бы я повторить вызывание и без помощи Ренаты, если бы не останавливала меня мысль, что ничего нового в свои приёмы внести я не могу и что, следовательно, ничего нового не вправе и ожидать. В этой моей неуверенности, как огонь маяка в белом береговом тумане, стал мерцать мне один замысел, который сначала отгонял я, как неисполнимый и безнадёжный, но который потом, когда мечта с ним освоилась, показался досягаемым. От Якова Глока знал я, что тот писатель, сочинение которого о магии было для меня самой ценной находкой среди всего собранного мною книжного богатства и который дал мне наконец ариаднину нить, выведшую меня из лабиринта формул, имён и непонятных афоризмов, - доктор, Агриппа Неттесгеймский, проживал всего в нескольких часах езды от моего местопребывания: в городе Бонне, на Рейне же. И вот, всё более и всё более, стал я задумываться над тем, что мог бы за разрешением своих сомнений обратиться к этому человеку, посвящённому во все тайны герметических наук и действительно знавшему из опыта и из сношений с другими учёными многое такое, что неуместно было бы передавать через печать profano vulgo. Казалось мне дерзким личными своими делами встревожить работу или отдых мудреца, но в тайне сердца не почитал я себя недостойным встречи с ним и не думал, что моя беседа покажется ему смешной и нелюбопытной. За советом, ещё не решив, как поступить, я отправился в лавку к Глоку, у которого не бывал уже давно и который, увидя меня, весьма обрадовался, так как любил во мне покорного слушателя. На этот раз пришлось мне...

© 2000- NIV