Cлово "ГРАФА, ГРАФ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРАФУ, ГРАФЕ, ГРАФОМ

1. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 62.
2. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 51.
3. Огненный ангел. (Глава 13)
Входимость: 40.
4. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 28.
5. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 27.
6. Огненный ангел. (Глава 7)
Входимость: 19.
7. Огненный ангел. (Глава 8)
Входимость: 14.
8. Огненный ангел. (Глава 3)
Входимость: 13.
9. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская
Входимость: 10.
10. Огненный ангел. (Глава 1)
Входимость: 9.
11. Б. Пуришев. Брюсов и немецкая культура XVI века
Входимость: 7.
12. А. Белецкий. Первый исторический роман В. Я. Брюсова
Входимость: 7.
13. Огненный ангел. (Глава 5)
Входимость: 6.
14. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 4)
Входимость: 5.
15. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 3)
Входимость: 5.
16. Огненный ангел. (Глава 4)
Входимость: 5.
17. Огненный ангел. (Глава 10)
Входимость: 4.
18. Огненный ангел. (Глава 9)
Входимость: 4.
19. Огненный ангел. (Примечания)
Входимость: 3.
20. Голубкова А.А.: Критерии оценки в литературной критике В.В. Розанова. 2. 1. 2. Пушкин и теория мистического значения пола
Входимость: 3.
21. Статьи о Пушкине. Гаврилиада
Входимость: 3.
22. Miscellanea. Замечания, мысли о искусстве, о литературе, о критиках, о самом себе
Входимость: 2.
23. Огненный ангел. (Глава 2)
Входимость: 2.
24. Статьи о Пушкине. Стихотворная техника Пушкина
Входимость: 2.
25. Последние страницы из дневника женщины. (Примечания)
Входимость: 2.
26. На похоронах Толстого
Входимость: 2.
27. Огненный ангел. (Приложения)
Входимость: 2.
28. Огненный ангел. (Глава 6)
Входимость: 2.
29. В. Брюсов. Е. А. Баратынский
Входимость: 1.
30. Переводы. Оскар Уайльд. Герцогиня Падуанская. (Действие 2)
Входимость: 1.
31. Статьи о Пушкине. Медный всадник
Входимость: 1.
32. Огненный ангел. (Глава 11)
Входимость: 1.
33. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Горький
Входимость: 1.
34. С. П. Ильёв. "Огненный Ангел". Введение в комментарий
Входимость: 1.
35. Статьи о Пушкине. Разносторонность Пушкина
Входимость: 1.
36. Рунт Б. М.: Валерий Брюсов и его окружение
Входимость: 1.
37. Владимир Соловьев. Смысл его поэзии
Входимость: 1.
38. Валентинов H.: Брюсов и Эллис
Входимость: 1.
39. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Есенин
Входимость: 1.
40. Александрова Т. Л.: Валерий Брюсов
Входимость: 1.
41. В. Я. Брюсов. Медный Всадник
Входимость: 1.
42. В.Ф. Ходасевич. "Некрополь". Конец Ренаты
Входимость: 1.
43. Белый А.: Луг зеленый (отрывок - Брюсов)
Входимость: 1.
44. Огненный ангел
Входимость: 1.
45. Испепеленный. К характеристике Гоголя
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Огненный ангел. (Глава 15)
Входимость: 62. Размер: 48кб.
Часть текста: двор, вывел в ворота, и мы, перейдя небольшой лужок с несколькими поседелыми ветлами, рядом сели, словно по уговору, на склоне обрыва, надо рвом, которым были обведены стены монастыря. Здесь граф сказал мне: - Рупрехт! Волнение твоё необычно. Клянусь Гиперионом, ты в этом деле затронут более всех нас! Объясни мне всё, как товарищу. У меня в тот час, воистину, во всём мире не было другого товарища, а опасения и надежды, теснившиеся в душе, искали выхода, подобно птицам, запертым в тесной клетке, и я, как тонущий, который хватается за последнюю опору, - рассказал графу всё: как встретил Ренату, как мы прожили с ней зиму, словно муж и жена, причём только причудливость её характера помешала нам закрепить этот союз перед алтарём, как Рената внезапно меня покинула и как я узнал её теперь в сестре Марии; умолчал я только об истинных причинах побега Ренаты, объяснив его её сокрушением о грехах и желанием покаяния, - а закончил своё повествование просьбой, обращённой к графу, помочь мне в моём страшном положении. - Последние недели, - говорил...
2. Огненный ангел. (Глава 12)
Входимость: 51. Размер: 40кб.
Часть текста: постарался я и своё путешествие с доктором Фаустом обратить к себе стороной, наиболее для меня выгодной. Понемногу, несмотря на тряску повозки, ибо кузов её не был подвешен на ремнях, как то устраивают теперь для облегчения ездящих, удалось мне вовлечь своего спутника в оживлённый разговор. И скоро мог я уже не раскаиваться, что затеял эту поездку, так как доктор Фауст оказался собеседником занимательнейшим. Говорили мы с ним de omni re scibili, если пользоваться любимым выражением Пико делла Мирандола, и я мог убедиться, что области грамматики и натуральной философии, математики и физики, астрономии и юдициарной астрологии, всех медицин и прав, теологии, магии, экономии и других искусств равно знакомы моему спутнику, как хорошему хозяину свой огород. Я сначала оспаривал иные замечания доктора, потом прерывал его речь короткими вставками, но потом беседа наша превратилась в монолог, и я предпочёл играть роль почтительного слушателя. Так длилось, пока Мефистофелес, обратив к нам с козёл своё кривляющееся лицо, не перерезал моего внимания лезвием какой-то нелепой шутки. То было перед нашим приближением к местечку Брюллю, где мы дали отдых лошадям и провели несколько часов в какой-то скверной гостинице. Здесь повстречали мы несколько лоллардов, которые, заговорив с нами, стали прославлять успехи лютеранства и других подобных учений,...
3. Огненный ангел. (Глава 13)
Входимость: 40. Размер: 35кб.
Часть текста: и меня, что тебе удался сегодняшний опыт, но есть вещи, на которые не следует посягать дважды. Не воображай, что вся вселенная, всё прошлое и будущее - твои игрушки. Голос Фауста, повышенный и гневный, отвечал: - Излишни споры! Я хочу её видеть ещё раз, и ты мне поможешь в этом. А если суждено мне сломать шею в таком предприятии, что за беда! Насмешливый голос Мефистофеля возражал: - Смертные любят ставить на кон свою жизнь, как бедняки последний талер. Но сломать себе шею сумеет каждый дурак, умного же человека дело - сообразить, стоит ли затея пота. Гневный голос Фауста говорил: - Если ты отказываешься помогать мне, мы расстаёмся с тобой завтра же! Послышался смех Мефистофеля, странный и неприятный, потом его ответ: - У тебя не бывает других сроков, кроме как завтра! Подумай хотя бы, что раньше надо тебе сбыть с рук этого кёльнского молодчика, который так покорно хлопает глазами на твои россказни. Вчера я подметил, как он час целый шептался с графом, и, думаю, можно от него ждать любого предательства. Меня в ту минуту оскорбительный отзыв Мефистофеля не затронул нисколько, ибо лучшего я и...
4. Огненный ангел. (Глава 16)
Входимость: 28. Размер: 41кб.
Часть текста: твёрдая рука - арбалет. Около нашей палатки мы соскочили с коней и отдали их Михелю, который дожидался нас, проявляя явное нетерпение, потому что на вопрос графа, всё ли готово, отвечал так: - Давно готово, и медлить больше нельзя. Ян со свежими лошадьми стоит у северной стены: копыта их я обернул шерстью. А этот проклятый патер Фома всё шныряет кругом и, того гляди, что-нибудь выследит. Втроём мы направились к монастырю, выбирая дорогу там, где было темнее, и всячески стараясь пройти незамеченными, хотя всё кругом, по-видимому, уже спало, - ибо на пути не повстречалось нам никого, и в деревне не залаяла ни одна собака. Михель шёл впереди, как бы указывая дорогу, за ним - граф, которого, как кажется, очень забавляли наши необычные приключения, а я - позади всех, так как мне не хотелось, чтобы на меня смотрели. Мысль, что сейчас я останусь с Ренатою наедине и что через несколько минут она будет вновь свободна и под моей защитой, - заставляла моё сердце дрожать радостно, и я, не колеблясь, пошёл бы один на троих, только бы осуществить мечту. Взобравшись на косогор, оказались мы у ворот монастыря, в чёрной тени его стены, и Михель показал мне вдалеке смутные образы двух лошадей, которых стерёг кто-то из наших людей, сказав: - Туда, господин Рупрехт, несите вашу добычу, - я уже буду там и знаю прямую дорогу в замок. Верьте: ястребы нас не догонят. Между тем граф осторожно...
5. Огненный ангел. (Глава 14)
Входимость: 27. Размер: 40кб.
Часть текста: с посыпанными песком дорожками вокруг могил, и крыльца отдельных домов, но час был ещё столь ранний, что всё было пустынно и первая обедня ещё не начиналась. И довольно долго так сидел я, словно соглядатай, высматривающий путь в неприятельский город, но преданный мыслям и смутным и невыразимым, как впечатления от позабытого сна. Мечтания мои прервал брат Фома, приблизившийся неслышно и приветствовавший меня как давнего друга, и я, как ни тягостно мне было, что потревожили моё уединение, почти обрадовался этой встрече, подумав тотчас, что от инквизитора можно узнать подробности о сестре Марии: ибо тёмное беспокойство не покидало моей души. Однако брат Фома, вместо ответа на все мои вопросы, повёл длинную и лицемерную речь о развращении века сего и начал пространно жаловаться, что потакают протестантам сами князья церкви. Так, понизив голос, словно мог нас кто услышать, сообщил он мне, что Архиепископ Кёльнский, Герман, состоит в дружбе с Эразмом, и притом долго щадил еретиков Падерборнских, и что даже наш Архиепископ Иоанн, в свите которого мы оба состоим, не погнушался заключить союз с Филиппом Гессенским, отъявленным лютеранцем. Очень может быть, что такие клеветы рассчитаны были на то, чтобы услышать, в свою очередь, от меня доносы на других лиц, хотя бы на нашего графа, но я был очень осторожен в ответах и постоянно старался перевести разговор на то событие, ради которого было предпринято всё наше...

© 2000- NIV